Питер болит горло: Победившая коронавирус. «Я никогда раньше с таким не сталкивалась. И понимала, что это оно…» — Город — Новости Санкт-Петербурга

Содержание

Победившая коронавирус. «Я никогда раньше с таким не сталкивалась. И понимала, что это оно…» — Город — Новости Санкт-Петербурга

Больница им. Боткина в ПетербургеФото: Илья Казаков/«Фонтанка.ру«/АрхивПоделиться

По состоянию на 5 апреля в Петербурге 32 человека выписаны после диагноза COVID-19. Трое до выписки не дожили. Ни один из уцелевших ранее не давал интервью. Монолог 54-летней Ольги, который «Фонтанка» публикует полностью, не похож на обнадеживающую браваду о победе над вирусом. Ей было действительно больно, страшно, а лечение шло тяжело. Следом за ней в Боткина увезли и её мужа. Позади месяц в больнице и еще столько же предстоит наблюдаться у врачей. А больше всего она опасается возвращения инфекции. Ольга советует всем остальным не повторять ее ошибок.

«Если вы думаете, что я скажу что-то, что утешит тех, кто боится, то нет. Я как боялась коронавируса, так и продолжаю бояться. Потому что на самом деле, как мне сказала врач в Боткина, повторных заражений никто не отменял. Рецидивы описаны, и выходя из больницы, я не буду чувствовать себя в полной безопасности. После выписки я буду соблюдать все те же правила, что и на карантине. И минимум месяц буду наблюдаться у пульмонолога. Мне предстоит сделать компьютерную томограмму, рентген и лечить легкие — последствия коронавируса.

Я заразилась в Италии. Мы ездили туда с 19 февраля по 8 марта — не отменяли свою поездку, хотя тучи над страной сгущались с самого начала. Мыли руки и утешали себя тем, что уехали на юг страны, а все проблемы на севере. Но ходили в рестораны, чего, видимо, делать не стоило.

Почувствовала я себя плохо уже на обратном пути — я добиралась железной дорогой. И в поезде Рим — Мюнхен у меня появилось такое чувство, что мне в горло воткнули нож. И там его поворачивают. Это был первый признак. Но то, что это коронавирус, я не подумала. Я все время читала в Интернете про его симптомы, и там было написано, что при нем должны быть еще сухой кашель и температура. А их вроде не было, и я решила, что это все-таки просто вирус.

Но потом поднялась температура до 37 градусов и всё время, пока я ехала на поезде, из Берлина до Москвы, она прыгала: то 36,6, то 37, то 37,3. У меня напрочь отшибло аппетит. У еды не было вкуса, я не чувствовала запах. Ешь гамбургер, а такое чувство, что прессованную бумагу. Все ощущения как выключили.

Я лечила горло — полоскала, пила настойку зверобоя с кипятком. В Москве, когда сошла с поезда, у меня зашевелилось что-то — «а вдруг получится хотя бы сдать тест». У меня был забронирован отель у Белорусской на ночь, на следующий день был поезд в Питер. И я вызвала скорую помощь. Сказала, что только прибыла из Италии и что я себя плохо чувствую. Они приехали, измерили у меня температуру — она оказалась 36,6. Посмотрели горло — сказали, что оно у меня абсолютно чистейшее: «Чего вы нас вызвали?». Взяли тест на коронавирус и уехали. А я на следующий день отправилась в Петербург.

Муж, который вернулся из Рима самолетом, встретил меня на машине в Петербурге у вокзала 11 марта в 18:50. И вот когда он уже вез меня домой, то начался сильный-сильный озноб, резкими приступами. Это было ни на что не похоже, не обычный грипп. Когда я сказала об этом мужу, то он сказал, что у него, похоже, тоже температура поднимается. Дома попытались сделать ужин. Он что-то съел, я вообще ничего не смогла. Ночью проснулась от того, что у меня адски болит горло, поднимается температура, и мне показалось, что мне не хватает воздуха.

Я опять позвонила в скорую помощь. Сказала, что вернулась из Италии. Через три часа меня забрали в Боткина, и под утром поместили в бокс. Муж заявил, что это не коронавирус, и остался спать. Его увезли на следующую ночь, после того, как я прислала к нему врача уже из Боткина.

В больнице у меня сразу же взяли анализ на коронавирус. Но раньше него пришли результаты теста из Москвы — положительные. Морально я была к этому готова: был озноб, постоянно хотелось спать… я никогда раньше с таким не сталкивалась. И понимала, что это оно.

А самочувствие было ужасное. Коронавирус был в разгаре. Три дня была температура до 37,5. Мне назначили некие капельницы. Что капали — я не спрашивала, но говорили, что антибиотик какой-то. И температура спала. И я обрадовалась, что все закончилось. Но нет, через день она начала расти еще больше: до 38–38,5. Врачи ничего особо не объясняли, но, видимо, это начался уже какой-то процесс в легких, потому что они притащили мобильный рентген.

Дальше потребовалось написать заявление на имя зав. отделением: «Прошу предоставить мне альтернативное лечение, аналогичное тому, которое применялось для лечения пациентов при предыдущих версиях коронавируса». И мне стали давать препараты, которые дают пациентам с ВИЧ (в Комздраве «Фонтанке» пояснили, что это нормальная практика. — Прим. ред.). После этого на третий день спала температура, на четвертый появился аппетит, а на пятый вернулся и вкус. Я пролежала в больнице почти месяц. Под конец мне сделали два теста, они оказались отрицательными. И мне сказали, что будут меня выписывать.


Как я поняла — болезнь очень коварная, и как она будет развиваться, никто не знает. Ни пациент, ни врачи. Это самое страшное. Всем, у кого будет озноб, температура, адская боль в горле, советую не тянуть и сразу же вызывать врача на дом. И если есть подозрения — ехать в больницу».

По данным федерального оперштаба, на 5 апреля в России зарегистрированы 5 389 подтвержденных случаев заражения, выздоровели 335 человек, 45 умерли. Петербургский оперштаб дает следующий цифры: 191 человек инфицирован, 32 выписаны, 3 скончались. В мире, по информации Всемирной организации здравоохранения, свыше миллиона заразившихся коронавирусной инфекцией нового типа, боле 60 тысяч умерших.

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Больница им. Боткина в ПетербургеФото: Илья Казаков/«Фонтанка.ру«/Архив

Криохирургия небных миндалин

Криохирургия небных миндалин

Криохирургия (крио по-гречески — «холод») применяется в различных областях медицины с середины 20 века.
Это щадящий, бескровный метод лечения  подходящий как для взрослых, так и для детей. В ЛОР практике данный метод чаще используется при лечении хронического тонзиллита. 

Воспалительные заболевания глотки с вовлечением лимфоидных тканей наиболее часто встречаются в практике врача оториноларинголога. Хронический воспалительный процесс в небных миндалинах (хронический тонзиллит)  порой может приводить к серьезным заболеваниям внутренних  органов  человека. Тактика лечения, в связи с этим, должна быть направлена на ликвидацию очага воспалительного процесса и условий, его создающих. В то же время  важно сохранение  функционально значимой лимфоидной ткани в глотке.             

Этим условиям в полной мере соответствует криохирургическое лечение  хронического тонзиллита, при котором достигается: 


  • улучшение дренажной функции небных миндалин  за счет удаления поверхностного рубцово-деформированного слоя с измененными устьями лакун, миндалина лучше самоочищается от скапливающегося в лакунах секрета.  
  • улучшение микроциркуляции и иннервации ткани небных миндалин, восстановление их иммунологической активности и, как следствие,  уменьшение воспалительных явлений в горле. 
Также преимуществом криохирургии перед другими хирургическими методами лечения хронического тонзиллита можно отметить практически безболезненное и бескровное воздействие, что позволяет выполнять лечение в амбулаторном режиме. 

Криовоздействие обычно проводится под местной анестезией 10% спреем лидокаина. Пациент находится в положение сидя. На миндалину прикладывают охлажденную рабочую часть прибора и выдерживают в течение  30-60 секунд. Если поверхность миндалины большая или требуется более глубокое воздействие, рабочую часть прикладывают несколько раз по всей поверхности миндалин дополнительно в течение 30-60 секунд. Болезненных ощущений в этот момент пациент не испытывает. Сразу после проведения процедуры может отмечаться умеренно выраженная болезненность,  которая, как правило, проходит в течение нескольких минут. У ряда пациентов может развиться небольшой отек небных дужек и язычка. 

Спустя несколько часов возникает боль в глотке при глотании, которая достигает максимума  на 1-ые сутки после операции и может сохраняться до 3-4 дней. На следующий день после криодеструкции на миндалинах появляется серый налет, который постепенно уходит к 5-7 дню. 

После вмешательства  пациенту  назначается  щадящая диета, рассасывание противовоспалительных пастилок с анестетиком, полоскание горла антисептическими растворами. 

Контрольный осмотр проводится через 2-3 недели, когда можно судить о состоянии небных миндалин после первого сеанса криодеструкции и о необходимости второго сеанса криовоздействия. Как показывает наша практика, для достижения максимального эффекта необходимо проведение второго сеанса через 3-4 недели. 

Щадящие свойства, безопасность и хорошие результаты криохирургического лечения позволяют рекомендовать его для широкого применения у больных с хроническим воспалительными явлениями в горле.

 

Мы выполняем криовоздействие при наличии у пациентов жалоб на частые простудные заболевания, боли в горле, образование пробок в миндалинах, субфебрильную температуру. Криовоздействие показано пациентам с наличием  декомпенсированного тонзиллита,  которым  противопоказана классическая двусторонняя тонзиллэктомия в связи с нарушениями свертывающей системы крови, по возрасту или ряду других причин.

Современные подходы к лечению боли в горле | Овчинников

1. Смирнов И. Актуальные проблемы терапии ЛОР-заболеваний. Эффективная фармакотерапия. Пульмонология и оториноларингология. 2012;(2):54-57. Режим доступа: https://umedp.ru/articles/aktualnye_problemy_terapii_ lorzabolevaniy.html.

2. Pelucchi C., Grigoryan L., Galeone C., Esposito S., Huovinen P., Little P., Verheij T. Guideline for the management of acute sore throat. Clin Microbiol Infect. 2012;18(1):1–28. doi: 10.1111/j.1469-0691.2012.03766.x.

3. NICE. Sore throat (acute): antimicrobial prescribing guideline. London: National Institute for Health and Care Excellence; 2018. Available at: https://www.nice.org.uk/guidance/ng84/evidence/evidence-reviewpdf-4723224013.

4. Крюков А.И., Туровский А.Б. Кашель при заболеваниях ЛOP-органов. Consilium Medicum. 2003;5(2). Режим доступа: http://old.consilium-medicum.com/media/consilium/03_02c/6.shtml.

5. Chahine E.B., Chamoun J., Sucher A.J. Management of Streptococcal Pharyngitis. US Pharmacist. 2013;38(7):51-56. Available at: https://www.uspharmacist.com/article/management-of-streptococcal-pharyngitis.

6. Peter G., Smith A.L.N Engl J Med. Group A streptococcal infections of the skin and pharynx (first of two parts). N Engl J Med. 1977;297(6):311-317. doi: 10.1056/NEJM197708112970606.

7. van den Bergh M.R., Biesbroek G., Rossen J.W., de Steenhuijsen Piters W.A., Bosch A.A. et al. Associations between pathogens in the upper respiratory tract of young children: interplay between viruses and bacteria. PLoS One. 2012;7(10):e47711. doi: 10.1371/journal.pone.0047711.

8. Бердникова Н.Г., Климова О.Ю., Цыганко Д.В., Екатеринчев В.А. Некоторые аспекты терапии бактериальных инфекций верхних дыхательных путей: что остается за кадром клинических рекомендаций? Медицинский совет. 2017;(11):64–70. doi: 10.21518/2079-701X-2017-11-64-70.

9. Kuriyama A., Aga M., Maeda H. Topical benzydamine hydrochloride for prevention of postoperative sore throat in adults undergoing tracheal intubation for elective surgery: a systematic review and meta-analysis. Anaesthesia. 2018;73(7):889–900. doi: 10.1111/anae.14224.

10. Горбоносов И.В., Семенов Ф.В. Связь патологического гастроэзофагеального рефлюкса с некоторыми симптомами хронического воспаления глотки и гортани. Вестник оториноларингологии. 2002;(6):43–45. Режим доступа: http://www.fesmu.ru/elib/Article.aspx?id=83917.

11. Егоров В.И. Особенности течения хронического фарингита у лиц пожилого возраста. В: Актуальные вопросы диагностики, лечения и реабилитации больных в условиях многопрофильного госпиталя. М.; 1993. Т. 1 С. 70–71.

12. Леженко Г.А., Пашкова Е.Е., Гиря Е.М. Оценка эффективности применения местной терапии в комплексном лечении бактериального тонзиллофарингита у детей. Здоровье ребенка. 2014;(2):21–24. Режим доступа: http://www.mif-ua.com/archive/article_print/38421.

13. Whiteside M.W. A controlled study of benzydamine oral rinse (“Difflam”) in general с practice. Curr Med Res Opin. 1982;8(3):188–190. doi: 10.1185/03007998209112381.

Спрей-Бальзам «Фауцидол» при боли в горле

Бальзам-спрей Фауцидол — это уникальный препарат, на основе фитокомплекса «Фауцидол», позволяющий эффективно ухаживать за носоглоткой. Предупреждает развитие воспаления и уменьшает болевые ощущения во время респираторных заболеваний, предупреждает развитие дальнейших осложнений. Прополис мощное природное  противовоспалительное средство, способствует гибели патогенных микроорганизмов, вирусов, грибков. Гидролат листьев и плодов ежевики, малины и черной смородины — богат витаминами (С, группы В,Р, противатмин А) и полезными ферментами, усиливающими защитные силы организма, помогает бороться с вирусами, придает спрею приятный вкус и аромат. Эфирные масла чайного дерева, лимона, чабреца, герани, сандалового дерева, мирры — обладают антибиотическим и выжущим свойствами, повышают сопротивляемость организма. Антисептическое и регенерирующее действие обеспечивается наличием масел ромашки и календулы. Компоненты бальзама-спрея способствует улучшению кровоснабжения и обмена веществ в воспалительнных тканях, устраняет отечность. Это лечебно-профилактическое средство необходимо каждой семье, особенно в период эпидемий гриппа и ОРЗ.

Состав: фитокомплекс «Фауцидол»  (листья шалфея, эвкалипта, мяты, подорожника, полыни; прополис; поливитаминный гидролат листьев и плодов ежевики, малины и черной смородины), масло соцветий ромашки, календулы; эфирные масла чайного дерева, лимона, чабреца, герани, сандалового дерева, мирры.

Основное действие: Спрей-бальзам Фауцидол устраняет  боль и першение в горле, сухость и затруднение при глотании, вызванные острыми и хроническими инфекционно — воспалительными процессами в полости рта, глотки и гортани ( тонзиллиты, фарингиты, ларингиты, ангины), а также инфекциями, вызванными вирусами (гриппа, аденовируса), бактериями.

Рекомендации и области применения: острые  и хронические инфекционно-воспалительные процессы в полости рта, глотки и гортани, а также ОРВИ сопровождающиеся  болью и першением в горле, сухостью и запруднениями при глотании, потеря голоса.

Способ применения и дозировка: Бальзам-спрей «Фауцидол» взрослым и детям старше 5 лет применять местно путем  орошения на слизистые оболочки носоглотки и полости рта. Перед применением флакон встряхнуть, затем нажатием на головку клапана в тчение 1-2 секунды. Один сеанс  ингаляции включает 2-3 распыления. Орошение повторяют минимум 3-4 раза в сутки. Курс лечения обычно составляет 7-10 дней и зависит от интенсивной терапии. Перед применением спрей-бальзама «Фауцидол» рекомендовано прополоскать полость рта кипяченой теплой водой. Необходимо воздержаться от приема пищи в течении 15-30 минут после орошения.

Следует заметить, основным входом для проникновения инфекции в наш организм являются нос и горло, вот поэтому нужно тщательно очищать и закаливать именно эти органы. В период обострения эпидемий после посещения общественных мест необходимо полоскать горло и промывать нос отварами и настоями трав, раствором фурацилина или морской соли. Чтобы благополучно пережить сезон простуд, острых респираторных вирусных заболеваний и гриппа на стакан воды для полосканий можно добавить 3 капли йода, или несколько кристаликов марганцовки, чтобы получился раствор слаборозового цвета, или 1 чайную ложку спиртового раствора календулы.

Ежедневные процедуры  помогут Вам забыть о простудах. Будьте Здоровы!

 

Объем 10мл

Внимание грипп! Информационная листовка для пациента

Как защититься от гриппа A (HIN1)2009 Калифорния.

Вирус гриппа A (h2N1) легко передается от человека к человеку и вызывает респираторные заболевания разной тяжести. Симптомы заболевания аналогичны симптомам обычного (сезонного) гриппа. Тяжесть заболевания зависит от целого ряда факторов, в том числе от общего состояния организма и возраста.

Предрасположены к заболеванию: пожилые люди, маленькие дети, беременные женщины и люди, страдающие хроническими заболеваниями (астмой, диабетом, сердечнососудистыми заболеваниями), и с ослабленным иммунитетом.

ПРАВИЛО 1. МОЙТЕ ЧАСТО РУКИ С МЫЛОМ.

Гигиена рук — это важная мера профилактики распространения гриппа. Мытье с мылом

удаляет и уничтожает микробы. Если нет возможности помыть руки с мылом пользуйтесь

спирт содержащими или дезинфицирующими салфетками.

Чистите и дезинфицируйте поверхности, используя бытовые моющие средства.

Чистка и регулярная дезинфекция поверхностей (столов, дверных ручек, стульев и др.)

удаляет и уничтожает вирус.

ПРАВИЛО 2. СОБЛЮДАЙТЕ РАССТОЯНИЕ И ЭТИКЕТ.

Избегайте близкого контакта с больными людьми. Соблюдайте расстояние не менее 1 метра от больных.

Избегайте поездок и многолюдных мест. Прикрывайте рот и нос платком при кашле или чихании.

Избегайте трогать руками глаза, нос или рот. Гриппозный вирус распространяется этими путями.

Не сплевывайте в общественных местах.

Надевайте маску или используйте другие подручные средства защиты, чтобы уменьшить риск заболевания.

Вирус легко передается от больного человека к здоровому воздушно-капельным путем (при чихании, кашле), поэтому необходимо соблюдать расстояние не менее 1 метра от больных. При кашле, чихании следует прикрывать рот и нос одноразовыми салфетками, которые после использования нужно выбрасывать. Избегая излишние посещения многолюдных мест, уменьшаем риск заболевания.

ПРАВИЛО 3. ВЕДИТЕ ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.

Здоровый образ жизни повышает сопротивляемость организма к инфекции. Соблюдайте здоровый режим, включая полноценный сон, потребление пищевых продуктов богатых белками, витаминами и минеральными веществами, физическую активность.

 КАКОВЫ СИМПТОМЫ ГРИППА A (h2N1)2009?

 Самые распространённые симптомы гриппа А(Н1 N1)2009:

высокая температура тела (97%), кашель (94%), насморк (59%), боль в горле

(50%),

головная боль (47%), учащенное дыхание (41%), боли в мышцах (35%), конъюнктивит (9%).

В некоторых случаях наблюдались симптомы желудочно-кишечных расстройств (которые не характерны для сезонного гриппа): тошнота, рвота (18%), диарея (12%).

Осложнения гриппа A(h2N1)2009.

Характерная особенность гриппа A(h2N1)2009 — раннее появление осложнений. Если при сезонном гриппе осложнения возникают, как правило, на 5-7 день и позже, то при гриппе A(h2N1)2009 осложнения могут развиваться уже на 2-3-й день болезни. Среди осложнений лидирует первичная вирусная пневмония. Ухудшение состояния при вирусной пневмонии идёт быстрыми темпами, и у многих пациентов уже в течение 24 часов развивается дыхательная недостаточность, требующая немедленной респираторной поддержки с механической вентиляцией лёгких.

Быстро начатое лечение способствует облегчению степени тяжести болезни.

Что делать в случае заболевания гриппом?

Оставайтесь дома и срочно обращайтесь к врачу.

Следуйте предписаниям врача, соблюдайте постельный режим и пейте как можно больше жидкости.

Избегайте многолюдных мест. Надевайте гигиеническую маску для снижения риска распространения инфекции.

Прикрывайте рот и нос платком, когда чихаете или кашляете. Как можно чаще мойте руки с мылом.

Что делать, если в семье кто-то заболел гриппом?

Выделите больному отдельную комнату в доме. Если это невозможно, соблюдайте расстояние не менее 1 метра от больного.

Ограничьте до минимума контакт между больным и близкими, особенно детьми, пожилыми людьми и лицами, страдающими хроническими заболеваниями. Часто проветривайте помещение.

Сохраняйте чистоту, как можно чаще мойте и дезинфицируйте поверхности бытовыми моющими средствами. Часто мойте руки с мылом.

Ухаживая за больным, прикрывайте рот и нос маской или другими защитными средствами (платком, шарфом и др.)-

Ухаживать за больным должен только один член семьи.

Как лечить больное горло: от советов врачей до народных рецептов | Здоровая жизнь | Здоровье

Трахеит

Обычно виновниками появления трахеита становятся вирусы. Именно поэтому трахеит часто возникает на фоне ОРВИ или гриппа. Основные симптомы трахеита — саднящая боль в горле и сухой кашель, который часто усиливается по ночам. Из-за кашля дыхание становится поверхностным. Боясь спровоцировать очередной приступ мучительного кашля, больные стараются не дышать глубоко. Иногда трахеит может вызывать повышение температуры, но жар редко бывает сильным — как правило, температура не поднимается выше 37,5–37,7 градуса.

Если болезнь запустить, она может перейти в хроническую форму. Впрочем, хронический трахеит может быть и самостоятельным заболеванием. Он часто возникает у курильщиков, жителей экологически неблагоприятных районов. Иногда хронический трахеит появляется на фоне заболеваний почек, воспаления околоносовых пазух и болезней легких. Для лечения трахеита используют паровые ингаляции, противокашлевые средства, полоскания настоями солодки и шалфея.

Фарингит

Это воспаление слизистой оболочки глотки. Наиболее распространенные симптомы этого заболевания — сухость в горле, першение, ощущение инородного тела в глотке, боль при глотании (обычно боль сильнее при так называемом «пустом глотке», когда вы сглатываете слюну), общая слабость и небольшое повышение температуры тела. Появлению фарингита может способствовать переохлаждение, курение, инфекционные заболевания, загазованность воздуха, но в большинстве случаев фарингит вызывают вирусы и бактерии. При кажущейся «несерьезности» фарингит — весьма опасное заболевание. Он может спровоцировать возникновение отита, пневмонии, заболеваний сердца.

Для облегчения болей в горле используют полоскания антисептическими растворами (фурацилин, марганцовка), иногда назначают антибиотики.

Ангина

Ангина обычно начинается внезапно. Резко повышается температура тела, появляются головная боль, боль при глотании, лимфатические узлы увеличиваются и становятся болезненными. Тяжесть ангины зависит от того, какая форма болезни вам досталась. Катаральная ангина протекает довольно легко.

А вот лакунарная и фолликулярная формы способны полностью вывести вас из строя. Тогда к высокой температуре (выше 38) добавляется ощущение сильной слабости, ломоты в суставах, общего недомогания. Однако с какой бы формой ангины вы ни столкнулись, помните о том, что эта болезнь не терпит самолечения. Среди осложнений ангины такие грозные заболевания, как ревматизм, холецистит, нефрит, отит.

Обычно для лечения ангины используют сульфаниламидные препараты, хороший эффект дают полоскания горла. В тяжелых случаях назначают антибиотики. Не пытайтесь перенести ангину на ногах. Чтобы избежать осложнений, необходимо соблюдать постельный режим хотя бы в первые дни болезни. Если вы заболели ангиной, старайтесь избегать слишком горячей и острой пищи. Такие кушанья раздражают слизистую оболочку горла и могут осложнить течение болезни. И конечно же, не пренебрегайте «правилами безопасности». Ангина весьма заразна. Если в доме есть больной, выделите ему индивидуальную посуду, почаще проветривайте помещение и делайте влажную уборку.

Ларингит

Или воспаление слизистой оболочки гортани. Острый ларингит в большинстве случаев возникает из-за переохлаждения или перенапряжения голоса, он также может быть спутником гриппа или ОРВИ. При ларингите голос становится хриплым, грубым, иногда совсем исчезает. К этим симптомам добавляются першение и боль в горле, а спустя несколько дней появляется кашель, вначале сухой, затем с мокротой. Ларингит может сопровождаться головной болью, небольшим повышением температуры.

В течение первых 5–7 дней болезни постарайтесь как можно меньше разговаривать, не курите, не ешьте острую пищу. Справиться с ларингитом помогут горчичники на область груди или согревающий компресс на шею, теплое питье, полоскания горла отварами ромашки, шалфея, паровые ингаляции.

Интересно

Кто болеет чаще? Учёные установили, что мужчины переносят простуду гораздо тяжелее, чем женщины. По данным статистики, им требуется больше времени, чтобы справиться с простудой, они тратят гораздо больше денег на лекарства и остаются в постели до тех пор, пока не почувствуют себя лучше. Британские медики придумали этому явлению название — «мужской грипп». Под этим термином понимают психологическое состояние, при котором мужчины утверждают, что ужасно страдают от простуды.

Опрос 2000 человек показал, что среди простудившихся мужчин больничный берут 64%, среди женщин так поступают менее 45% опрошенных. Но, согласно данным профессора Рона Экклеса из Центра по изучению простудных заболеваний при университете Кардиффа (Великобритания), по-настоящему болеют больше женщины, а не мужчины. «Причина заключается в том, что женщины имеют больше контактов с детьми, обычно являющимися главным источником инфекции», — отмечает он. Проведенный опрос показал, что мужчинам требуется минимум три дня, чтобы вернуться к работе, женщинам — вполовину меньше.

Народная аптечка

Народная медицина знает много способов облегчить боль в горле. Безусловно, домашние рецепты не могут полностью заменить лекарства из аптеки, но их можно использовать в качестве дополнительного средства.

При начинающемся дискомфорте в горле помогает медленное жевание сырого лимона, особенно цедры. Чтобы эфирные масла и лимонная кислота успели подействовать на воспаленные слизистые оболочки, после того как пожевали лимон, не ешьте ничего в течение часа. Процедуру повторяйте два-три раза в день.

Фиалка душистая — прекрасное средство при ангине, фарингите и других воспалениях слизистой оболочки верхних дыхательных путей. Применяется в виде отвара или спиртовой настойки. Отвар: 1 чайную ложку цветков залить стаканом кипятка. Полоскать и принимать внутрь по 2 столовые ложки 4–5 раз в день. Настойка: 1 столовую ложку цветков залить 100 мл спирта. Принимать по 1 столовой ложке настойки 3 раза в день перед едой. Для приготовления полоскания 10 мл настойки разведите стаканом теплой воды.

Любителям специй понравится такой согревающий коктейль: 1/4 стакана тмина залить 1,5 стакана горячей воды и довести до кипения. Процедить, добавить 1 столовую ложку коньяка или водки. Пить по 1 столовой ложке смеси 3–4 раза в день.

Чесночные ингаляции. Раздавите несколько зубчиков чеснока в кружку, наклонитесь над ней и подышите в течение пяти минут. Сначала ртом, потом носом.

Справиться с воспалением слизистой оболочки горла поможет полоскание свежевыжатым свекольным соком.

Если сел голос, попробуйте настой аниса. 1 чайную ложку семян аниса заварите стаканом кипятка и дайте настояться в течение 20 минут. Пейте теплый настой по 1.4 стакана 3 раза в день за 30 минут до еды.

Смотрите также:

приехавшая из Италии девушка описала «лечение» в Подмосковье

«Моя жизнь в ваших руках. И не только моя жизнь, а ещё жизни многих других, как и я. Помогите им.» С таким призывом обратилась на своей странице в Фейсбуке Юлия Якимова, вернувшись в Москву из Рима.

Хочу всем рассказать о том, как проходит карантин, если у вас есть подозрение на коронавирус. Если у вас есть возможность, прошу поделиться этим постом с другими, потому что ни до кого из Роспотребнадзора достучаться невозможно, они не берут трубки. Остаётся надежда только на социальные сети. Я понимаю, что сейчас все очень напуганы коронавирусом, но я прошу вас представить себя на моём месте, и подумать, что вы бы делали. Мое психическое состояние доведено до предела. Если вы хотите ближе к сути, то можете начать читать историю с третьего дня.

12 марта я прилетела из Рима в Москву. В Домодедово у всех проверяли температуру, и сотрудники милиции вместе с врачами меня задержали, потому что у меня была температура 37,5. Я пыталась объяснить, что у меня всю жизнь повышенная температура, и у меня часто бывает 37 из-за хронической болезни, и что мы можем позвонить моему врачу, который знает мою историю болезни, но мне ответили, что это неважно. У меня взяли анализы на коронавирус и держали в аэропорту практически 5 часов. Оказывается, результаты теста на коронавирус делаются в течение 3 рабочих дней в России, потому что их отправляют в лабораторию в Новосибирск. В Италии результаты теста приходят всего через 2 часа, ну ладно. Теперь задумайтесь пожалуйста, почему в Италии так много случаев, а в России так мало. Вы просто не знаете о них. Просто в Италии намного быстрее выявляют его наличие.

У меня посмотрели горло и послушали легкие, сказали, что все прекрасно. Я и правда себя чувствовала хорошо, и никаких симптомов у меня не было. На вопросы, какова дальнейшая процедура никто мне не отвечал. У меня была заблокирована российская симкарта, и я не могла связаться с родителями. Когда я просила позвонить моим родителям, которые ждали меня на улице 5 часов, мне отвечали, что позвонят, но никто этого не сделал. Через какое-то время мне дали бумаги, которые нужно подписать. Нужно было подписать, что я соглашаюсь на карантин в больнице на 2 недели. Я спросила, что будет в случае моего отказа, на что мне ответили, что сотрудники полиции укажут, что я отказалась с ними сотрудничать, и меня в любом случае силой повезут в больницу. Итог один, наверно лучше подписать, что я и сделала. Потом врачи сказали, что повезут меня в больницу. Мне называли 2 возможные больницы, в итоге повезли в третью. После 5 часов, врачи в комбинезонах вместе с милицией повели меня под конвоем в карету скорой помощи. В аэропорту было много народу. Все смотрели, как меня ведут сотрудники в скафандрах. Ну что же, я бы тоже смотрела. Мне удалось увидеть родителей только мельком, и передать один чемодан. Мама в замешательстве спросила меня: “Как так?” на что я могла только пожать плечами.

Везли меня туда чуть меньше часа, все дальше от Москвы и от моих родителей. Я спросила у водителей, шуточно:

-И что со мной будет? Расстреляют?

-Нет, Вы что, каждая человеческая жизнь важна.

Как мы узнаем в конце моей истории, врачи в больницах так не думают. В итоге где-то в час ночи я оказалась в Климовске, где меня уже ждала бригада врачей в комбинезонах. Меня просили ни в коем случае не снимать маску, похоже, что они были напуганы моим присутствием. До 2 часов ночи мы с местными врачами заполняли документы. Мне опять посмотрели горло и послушали легкие, и с удивлением заявили, что похоже я здорова, как бык.

В 2 часа ночи мне в Климовской Городской больнице намерили 37.1. Меня поместили в палату с 3 кроватями, которые стояли чуть ли не впритык друг к другу. Пока что они были пусты. Невольно у меня возник вопрос, какого хрена, а где же обещанные отдельные боксы для людей с подозрением на коронавирус? Ответом мне было:

-В Москве больницы заполняются быстро, отдельных боксов на всех не хватает.

— То есть ко мне в палату могут положить кого-то с высокой температурой и больным горлом, у кого вероятность быть зараженным намного выше?

— Если мест не будет, то да.

Так же я узнала, что окно в палате я открыть не смогу, потому что они закрыты наглухо. За мной запирали все двери, чтобы я не смогла убежать. На мои расспросы, сказали, что даже если все тесты на коронавирус придут отрицательным, меня все равно будут держать 2 недели. Я же бумаги подписала, значит, моя судьба на 2 недели решена. Я отдала свое здоровье людям в комбинезонах.

Врачи ушли из палаты и следили за мной из окна, которое занимало практически всю стену. Я чувствовала себя как зверек в зоопарке, на которого глазеют странные безликие скафандры за стеклом, и ждут, что же со мной будет дальше. Но никто из этих безликих скафандров даже не задумался покормить меня ужином, которого у меня не было.

Непокормленный зверек в своей клетке решил пойти спать. Кровать была невероятно жесткая, и на ней была какая-то клеенка, которая постоянно съезжала. С одной стороны на меня падал свет из окна, через которое за мной наблюдали скафандры; с другой стороны, прямо в лицо мне светил огромный фонарь, спать было невозможно. Всю ночь меня трясло от мысли, что прямо ночью ко мне в палату привезут больных с серьезными симптомами, а кровати стоят впритык, и из здорового человека я быстро превращусь в больного. Я плакала всю ночь, конечно, я плакала. Не помню, когда в последний раз в жизни мне было так страшно.

Мне повезло, и я очнулась одна в палате после примерно часа сна. В 7 утра меня разбудили на анализы: проверка легких, горла, живота, температура 36,6, все прекрасно. Опять взяли анализы на коронавирус. Я слышала, как врачи за стеклом в замешательстве обсуждают меня: Она здорова, что она тут делает?

Мне сказали собирать вещи, потому что помещают меня в отдельный бокс. Я со скоростью света схватила свои вещи, и побежала за врачом. Я была безумно рада, что буду одна, ведь закрытый бокс в больнице сейчас в эпоху пандемии – это самое безопасное место. Но на самом деле это тюрьма. За мной закрывали ни одну, а две двери. Опять огромное окно практически во всю стену. Еду мне скафандры передавали в окошко, прям как в тюрьме. Еда была конечно ужасная, но спасибо хоть, что в отличие от предыдущего дня, мне дали поесть.

Из несчастного зверька в зоопарке я быстро превратилась в заключенного, к которому боятся приближаться. Меня просили обрабатывать мои отходы специальным дезинфицирующим раствором. Врачи, а вы знаете, что через предметы вирус передаваться не может, тем более, кому нужен мой мусор. Через какое-то время мне принесли бумажку с инструкцией, что в целях профилактики меня просят полоскать горло мирамистином.

— Хорошо, я буду. Давайте мирамистин.

— А у нас нет, пусть вам родители привезут.

-То есть как это нет? Это больница или тюрьма? У вас даже лекарств нет?

Родители приехали, конечно. Мама плакала, я пыталась убедить ее, что тут не так плохо. Увидеть мне их конечно не разрешили. Я махала им из окна на втором этаже, и мы говорили по телефону. Они передали мне все необходимое и лекарства, которые мне даже и не нужны. В течение дня через огромное окно в стене я видела, что пришел какой-то работник. Он вешал таблички возле дверей. Возле моей двери тоже начал что-то вешать. Через какое-то время я вижу, что в моей комнате включена кварцевая лампа. Я стучу этому работнику:

— Выключите пожалуйста лампу.

Ответом мне было непонятное бурчание не на русском языке. Я стучала в стекло в стене как могла. Я же могу отравиться озоном при включенной кварцевой лампе, а выключить я ее не могу, потому что выключатель вне моей комнаты, а двери закрыты. Я в панике открыла окно, проветрить комнату. Что я еще могу сделать? Через какое-то время пришла врач, я ей сказала про лампу, она выключила.

-Вы его простите, он не понимает на русском.

-Он что, пытался меня убить, потому что меня подозревают на коронавирус?

— Нет, конечно, он не знал, что делал.

Правда ли, что он не знал, думала я. Правда ли, что меня в этом закрытом боксе просто не убьют, когда решат, что это необходимая мера, чтобы предотвратить распространение коронавируса.

7 утра: анализы, температура 36,6.

-Собирайтесь, Вас переводят в другую больницу во Львовском.

— В ваши боксы переводят больных с подтвержденным коронавирусом.

— А в другой больницу я буду одна в комнате?

— Я не знаю, я там не работаю. Маску оденьте…

Собрала все вещи. Завтрак. Приехала карета скорой помощи. Меня и еще одну девушку из этой же больницы посадили в одну карету скорой помощи и повезли. Я спросила у девушки:

— А ты откуда летела?

— Из Милана в Иркутск. Не долетела. В Москве вывели из самолета, даже багаж не дали забрать. Я тут вообще без вещей, даже переодеться не во что.

— А у тебя были симптомы какие-то?

— У меня температура 38, и горло болит.

Приехали. Посмотрели мое горло, легкие, температура у меня 36,6. Я спрашиваю:

-Меня поселят одну?

-Нет. Вы же вместе приехали, селим вас вместе.

-А ничего, что у меня нет никаких симптомов, я здорова, а вы селите меня с человеком, у которого 38, и болит горло? Даже если у нее не коронавирус, может эта другая инфекция, и она меня заразит.

-Указания свыше отдали вас селить вместе, мы ничего не решаем, делаем только то, что говорят.

Поселили нас вместе, да. Палата 9 метров, 4 кровати стоят впритык. 2 розетки всего на всю палату, безумие. Врач заходит в палату:

-Ну, в палате то вы снимайте маски, все равно тут больше никого нет.

Другая девушка тоже не снимала маску. Мне было ее одновременно жалко, потому что у нее даже вещей нет, и родители в другом городе, никто ничего не привезет. С другой стороны, я ее боялась, ведь у нее горло болит.

Через какое-то время слышу голос врачей:

-Еще одну привезли.

У меня пошел холод по спине. Одну. Значит, это девушка. Значит, могут поселить вместе. Неужели поселят, что тогда делать? Меня, здорового человека, здесь с большей вероятностью заразят, чем в Италии. Что я наделала, зачем я вернулась из Рима. Почему я головой не подумала.

Прошло время. Пришел врач. Я спрашиваю:

-А новую девушку куда-то поселили?

-Да, в отдельную палату.

— ТАК У ВАС ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ БЫЛА ОТДЕЛЬНАЯ ПАЛАТА, А ВЫ НАС ВМЕСТЕ ПОСЕЛИЛИ?

— Но вы же обе из Италии прилетели. А девочка из Калининграда, у нее то ничего нет.

-Раз из Италии, то значит сто процентов коронавирус? Значит, с нами можно делать, что угодно, и селить пачками вместе даже без результатов теста?

-Ну, не надо было в Италию ездить.

Из разговоров с врачами я поняла, что никто из них и не знает, что в разных регионах Италии абсолютно разное количество случаев. В Риме, откуда прилетела я, около 100. В Милане, откуда прилетела девушка, количество случаев переваливает за тысячи. И она мне сказала, что заболела уже там чем-то, и знала, что больна, когда летела. И мне это говорит человек, который живет со мной в малюсенькой палате в половине метра от меня, у которой нет ни симптомов, ни температуры, ничего.

Сейчас я не могу спать, я понимаю, что скорее всего в нашу палату привезут еще людей, пойманных в аэропорту с рейсов. Я не смогу ничего сделать. Даже если я была здорова, это уже неважно. Тесты, которые мне делали на коронавирус в аэропорту, уже не важны. Я провела сутки с человеком, у которого есть симптомы. У меня будут брать новые тесты. Я слышала, что девушка из Питера убежала из карантина. Я понимаю, почему. Как ее в этом можно винить? Во Львовской больнице врачи ходят между палатами без комбинезонов, и даже без очков. Просто маска. Я слышу, как врачи постоянно кашляют, у них осипший голос. Я спросила врача.

-У Вас что, горло болит?

-Нет, я просто много курю, это мой нормальный голос.

Правда ли это?- думала я. Как мы все знаем, маска не спасает от коронавируса. Врачи его могут легко подхватить от людей из соседних палат и передать мне.

И я даже знаю, в чем проблема, и как вероятно ее можно решить. Дело в том, что все граждане из регионов летят транзитом из Европы домой через Москву, потому что прямые рейсы отменили. Их останавливают в аэропортах в Москве, не давая долететь до регионов, и даже не давая забрать свой багаж. В итоге, больницы в Москве переполнены, и нас всех кладут кучами друг с другом, а больницы в регионах пустые. К сожалению, я не знаю, какое количество специализированных больниц в регионах, но что-то мне подсказывает, что они есть, потому что с инфекционными заболеваниями боролись и до коронавируса. Я не понимаю, почему людей не кладут в больницы по месту их прописки, а сваливают все в одну кучу в Москве.

Мне страшно. Я бессильна. Я могу только писать об этом. Но услышит ли меня кто-то? Я не знаю. Пока что никто меня не слышал. Пожалуйста, помогите мне. Не закрывайте меня с больными людьми. И не закрывайте других здоровых людей в одной палате с больными.

Материалы по теме:

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Известный микробиолог переживает «месть вирусов»

Когда я брал интервью у знаменитого охотника за вирусами Питера Пиота, доктора медицины, доктора философии, о его выздоровлении после тяжелого случая COVID-19, он сказал, что ему стало примерно на 95% лучше и он даже мог совершить короткую пробежку этим утром рядом со своим домом в Соединенное Королевство — то, что в течение нескольких недель было «немыслимым».

Это было через четыре месяца после того, как ему поставили диагноз вируса, который, по его мнению, мог убить его.

«У меня двойная мотивация бороться с этим вирусом, это точно», — сказал 72-летний Пиот после того, как рассказал мне душераздирающую историю о том, как сначала я боролся с вирусом в изоляторе Королевского лондонского госпиталя, а затем меня убили во второй раз, когда иммунная система организма перешла в гипердвигатель.

В статье в последнем выпуске журнала Stanford Medicine я рассказываю историю его личной битвы с COVID-19 и о том, как этот опыт помог сформировать его миссию на будущее. Как он сказал в рассказе: «Меня лично тронуло, насколько инвазивным может быть этот вирус, который я так недооценил».

Месть вирусов

Пиот с мрачным юмором рассказывал о том, как мысль «месть вирусов» мелькала в его голове, когда ему дали кислород и положили в больницу через несколько недель после его первоначального диагноза COVID-19.

Он не понаслышке узнал о депрессии и одиночестве, с которыми пациенты, изолированные от семьи, сталкиваются в больнице. Он также узнал о страхе, что, даже если он выживет, некоторые симптомы болезни могут никогда не исчезнуть.

Микробиолог Пиот известен совместным открытием вируса Эбола в Африке и ведущими исследованиями вируса ВИЧ / СПИДа. Он начал работать советником по коронавирусу у президента Европейской комиссии Урсулы фон дер Лейен, когда разразилась нынешняя пандемия.

Сегодня другие мировые лидеры индустрии и политики также обращаются к нему за советом о том, как защититься от этого вируса. Никогда раньше он не был заражен вирусом, который отслеживал.

Симптомы COVID-19 в отличие от любого гриппа

Когда Пиот впервые заболел с высокой температурой, болями в мышцах, болью в горле и сильной головной болью в середине марта, он подумал, что у него может быть COVID-19. Но он не волновался, полагая, что скоро это пройдет как грипп.

Вскоре он понял, что это не похоже ни на один из перенесенных им гриппов.Его голова обгорела, а сильная усталость и сильные головные боли обездвижили его. Как он пишет в статье:

«Мне казалось, что этот вирус был в каждой клетке моего тела. Может быть, так оно и было. Сегодня мы знаем, что он определенно поражает другие органы, а не только легкие».

После недели в больнице, с пониженной температурой и уровнем кислорода, близким к норме, Пиот вернулся домой, чтобы закончить выздоровление. Затем уровень кислорода у него начал подскакивать, усталость вернулась с удвоенной силой, и он направился обратно в больницу.

Там ему поставили диагноз «гипервоспалительный иммунный ответ». У него были нерегулярное сердцебиение и интерстициальная пневмония, вызванная воспалением легких. Ему дали стероид, чтобы ослабить иммунный ответ, и снова отправили домой на отдых.

В течение двух месяцев он пытался этим заниматься — сохранять позитивный настрой и отдыхать. Это было непросто. В течение этого периода и в New York Times, и в журнале Science были опубликованы статьи, которые читали во всем мире, об известном охотнике за вирусами, который был пойман вирусом.

Новый коронавирус и «дальнобойщики »

«После того, как моя история появилась, я получил около тысячи писем от читателей», — сказал Пиот. «Многие из них сказали:« Эй, у меня то же самое »».

Люди, писавшие ему, называли себя «дальнобойщиками». Они имели дело с различными симптомами , , включая сильную усталость, туман в мозгу, мышечные боли, желудочно-кишечные и почечные проблемы, многие из которых продолжались три, иногда четыре месяца.

Когда я разговаривал с Пиотом, я спросил его об истории, недавно появившейся в Атлантике, о растущем числе «дальнобойщиков». Его голос стал взволнованным, когда он сказал: «Да, да, это серьезная проблема». Это определенно было одной из причин, о которой он беспокоился, когда возвращался в больницу во второй раз.

Он сказал мне:

«Я видел изображения своих легких. Они были непрозрачными и выглядели намного хуже, чем при поступлении с острой инфекцией.Это было из-за воспалительной реакции, которой не было во время острой стадии. Это было хроническое заболевание, и я ничего не мог сделать ».

Пиот считает себя выздоровевшим, хотя сказал, что «вероятно, у него небольшой фиброз легких». Но эта пандемия еще далека от завершения, и остается неизвестным, в том числе возможность хронических проблем со здоровьем.

«Мы увидим, что целое поколение людей останется с хроническими заболеваниями», — сказал Пиот.

Изображение Риккардо Веккьо

Подробнее из специального репортажа журнала Stanford Medicine о COVID-19 можно прочитать здесь.

Диагностика стрептококковой инфекции у взрослых: действительно ли клинические критерии достаточны? | Клинические инфекционные болезни

Абстрактные

Клинические проявления стрептококкового фарингита группы А и нестрептококкового фарингита довольно широко совпадают. По этой причине обновленное практическое руководство Общества по инфекционным заболеваниям Америки для лечения стрептококкового фарингита группы А, опубликованное в этом выпуске Clinical Infectious Diseases , рекомендует лабораторное подтверждение клинического диагноза с помощью посева из горла или экспресс-теста на определение антигена.Однако недавно опубликованное руководство, разработанное подкомитетом Американского колледжа врачей и Американского общества внутренней медицины (ACP-ASIM) в сотрудничестве с Центрами по контролю и профилактике заболеваний, поддерживает использование только клинического алгоритма вместо микробиологическое исследование для подтверждения диагноза у взрослых с высоким подозрением на стрептококковую инфекцию. В этом обсуждении мы исследуем предположения руководства ACP-ASIM, задаемся вопросом, достигнут ли его рекомендации заявленной цели по значительному сокращению избыточного использования антибиотиков, и предлагаем подтвердить его рекомендации клиническими испытаниями, прежде чем клиницисты откажутся от давних учений относительно диагностики. и лечение стрептококкового фарингита группы А.

Острый фарингит — одно из самых распространенных заболеваний, по поводу которого пациенты обращаются к врачам в США [1]. Множество микробных агентов способны вызывать фарингит либо как отдельное проявление, либо как часть более общего заболевания [2]. Боль в горле, недомогание и лихорадка, связанные с острым фарингитом, вызывают беспокойство, но, за некоторыми исключениями, это заболевание является доброкачественным и самоограничивающимся. Большинство случаев острого фарингита, наблюдаемого в практике оказания первичной медико-санитарной помощи, имеют вирусную этиологию [3].Стратегии диагностики и лечения острой инфекции глотки в первую очередь направлены на выявление тех пациентов, которым требуется специфическая противомикробная терапия, и недопущение назначения ненужного и потенциально вредного лечения остальным.

β-гемолитический стрептококк группы А (БГСА) на сегодняшний день является наиболее частой бактериальной причиной острого фарингита, составляя 15–30% случаев у детей [4] и 5–10% случаев у взрослых [ 5, 6]. Противомикробная терапия показана при «стрептококковой ангине» для предотвращения гнойных осложнений и острой ревматической лихорадки, для ограничения вторичного распространения и (в случае раннего начала) для некоторого сокращения клинического течения болезни.

Учитывая частоту ангины и обширную медицинскую литературу, посвященную этой инфекции на протяжении стольких десятилетий, действительно удивительно, что так много споров сохраняется относительно надлежащей диагностики и лечения этой распространенной и повсеместной инфекции. В этом выпуске CID Американское общество инфекционных заболеваний (IDSA) опубликовало обновленные рекомендации по диагностике и лечению острого стрептококкового фарингита [7], которые впервые были опубликованы в 1997 году.Появление этих пересмотренных рекомендаций проливает свет на важные вопросы и некоторые текущие разногласия, связанные с ангины.

Клинические проявления стрептококкового фарингита группы А и нестрептококкового фарингита во многом совпадают [8]. Глоточный экссудат, например, может присутствовать более чем у одной трети пациентов со стрептококковым фарингитом, не относящимся к группе А [9]. По этой причине авторитетные комитеты Американской кардиологической ассоциации [10], Американской академии педиатрии [11] и IDSA [7] рекомендуют лабораторное подтверждение клинического диагноза с помощью посева из горла или экспресс-теста на определение антигена ( РАДТ).Положительный результат посева или теста не позволяет однозначно дифференцировать остро инфицированного пациента от носителя Streptococcus , но предотвращает ненужное лечение двух третей или более пациентов, у которых тест на стрептококки отрицательный.

Правила клинического прогнозирования могут помочь практикующим врачам оценить вероятность того, что у отдельного пациента есть фарингит БГСА, и для этой цели был разработан ряд алгоритмов как для педиатрической [12, 13], так и для взрослой [5, 14–16] популяций.Однако недавно опубликованное руководство по клинической практике зашло гораздо дальше, указав, что клинический алгоритм может использоваться вместо микробиологического тестирования для подтверждения диагноза фарингита БГСА у взрослых [17]. Руководство, разработанное подкомитетом Американского колледжа врачей — Американского общества внутренней медицины (ACP-ASIM), также одобрено Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и Американской академией семейной практики (AAFP). Авторы утверждают, что рекомендованная ими стратегия приведет к «резкому снижению избыточного использования антибиотиков» [17, с.507]. Это совершенно желанная цель, поскольку, по оценкам, ежегодно в Соединенных Штатах к поставщикам первичной медико-санитарной помощи обращаются 6,7 миллиона человек, которые жалуются на боль в горле, а антибиотики назначают в 73% этих посещений [18].

Следовательно, очень важно изучить эффективность таких алгоритмов в клинической практике. Несколько исследователей сосредоточили свое внимание на разработке клинически обоснованных правил, которые помогут в диагностике GABHS-фарингита у взрослых и помогут предсказать необходимость антибиотикотерапии или дальнейшего тестирования.Существующие клинические алгоритмы различаются по прогностической силе. Одна модель, например, определила отдельные группы риска в зависимости от наличия или отсутствия 5 клинических данных [14]. Если исходить из предположения, что истинная частота стрептококковой инфекции среди пациентов с фарингитом в исследуемой популяции (то есть априорная вероятность) составила 15%, то вероятности GABHS-положительного посева из горла будут получены для групп высокого, среднего и низкого риска. составляли 28%, 15% и 4% соответственно. Аналогичным образом, другое исследование показало, что относительно высокая доля (42%) пациентов с миндалинными экссудатами, передним шейным лимфаденитом и лихорадкой имели положительные результаты культур на БГСА, тогда как отсутствие этих признаков уменьшало вероятность того, что у пациента был острый стрептококковый фарингит, до 3 .4% [5]. Однако только 2% пациентов проявили все 3 клинических проявления.

McIsaac et al. [15] изучали детей и взрослых с острым фарингитом, которые наблюдались в университетском центре семейной медицины. Они присвоили каждому пациенту 0–4 балла на основании возраста пациента, а также наличия переднего шейного лимфаденита, отека миндалин или экссудата, температуры µ38 ° C и отсутствия кашля. Из 413 пациентов в возрасте ≥15 лет, участвовавших в этом исследовании, 11% имели клинический балл 3 или 4.Оценка 4 имела положительную прогностическую ценность (PPV) 57% для наличия GABHS в культуре, тогда как оценка 3 была связана с PPV только 26,7%.

Таким образом, производительность этих алгоритмов была аналогичной. Они были эффективны в выявлении пациентов из группы низкого риска, то есть тех, чьи шансы на получение положительного результата посева были приблизительно равны ожидаемой частоте бессимптомного носительства в исследуемой популяции. Напротив, алгоритмы были лишь умеренно успешными в дифференциации стрептококкового фарингита от нестрептококкового фарингита у взрослых с более выраженными клиническими признаками и симптомами.

В рекомендациях ACP-ASIM используется правило прогнозирования, разработанное Centor и соавторами [16]. Эти исследователи обследовали 234 человека в возрасте 15 лет, которые обратились в отделение неотложной помощи Медицинского колледжа Вирджинии (Ричмонд) с февраля по апрель 1980 г. с жалобами на боль в горле [16]. Посевы из горла оказались положительными на БГСА у 17% пациентов. Исследователи оценили прогностическую ценность 4 клинических признаков (лихорадка в анамнезе, тонзиллярный экссудат, передний шейный лимфаденит и отсутствие кашля) и определили PPV, которые варьировались от 56% (для пациентов со всеми 4 данными) до 2.5% (для пациентов, у которых не обнаружено никаких результатов).

Руководство ACP-ASIM для взрослых представлено в двух сопутствующих статьях, в которых рекомендации по ведению пациентов немного различаются [17, 19]. В статье Snow et al. [17], рекомендации для взрослых пациентов с острым фарингитом следующие: (а) эмпирическое лечение антибиотиками следует назначать взрослым, которые соответствуют по крайней мере 3 из 4 критериев Цента, и не следует назначать всем остальным взрослым, и (б) эмпирическое лечение антибиотиками следует назначать взрослым, которые соответствуют всем 4 клиническим критериям, быстрое тестирование на антигены следует проводить для пациентов, которые соответствуют 3 (или, возможно, 2) клиническим критериям, а назначение лечения антибиотиками следует ограничивать пациентами с положительными результатами RADT .

Мы согласны с тем, что взрослые, которые не соответствуют ни одному из критериев 4 Centor или соответствуют только одному из них, не должны проходить тестирование или лечение из-за очень низкой вероятности стрептококковой инфекции, и мы согласны с тем, что результаты высокочувствительного RADT могут использоваться в качестве основы для диагноз без подтверждающих результатов посева для взрослых пациентов. Последний вывод учитывает относительно низкую заболеваемость БГСА фарингитом у взрослых, чрезвычайно низкий риск первого приступа острой ревматической лихорадки у взрослых в США в настоящее время и редкость серьезных гнойных осложнений.Однако следует помнить, что риск фарингита БГСА может быть выше для родителей детей школьного возраста и для взрослых, чья профессия сближает их с детьми.

Рекомендации ACP-ASIM относительно ведения пациентов с 3 или 4 критериями Centor, однако, более проблематичны, поскольку они рекомендуют лечение для всех взрослых, у которых есть 3 или 4 прогностических фактора, без необходимости каких-либо подтверждающих микробиологических данных. результаты теста.Авторы руководства ACP-ASIM заявляют, что основная цель их рекомендаций — «резко сократить использование антибиотиков» [17, с. 507]. Однако в исследовании Centor только у 10% «взрослых» пациентов (то есть в возрасте µ15 лет) с фарингитом, обратившихся в городское отделение неотложной помощи, проявились все 4 прогностических фактора [16]; в этой группе вероятность того, что посев из горла у пациента будет положительным на стрептококки группы А, составлял 56%, что почти идентично результатам более позднего исследования McIsaac et al.[15]. У 20% субъектов, демонстрирующих 3 прогностических фактора, вероятность положительного результата посева составила всего 30–34%. Следовательно, PPV, связанная с наличием 3 или 4 прогностических клинических факторов, будет составлять ~ 40%. Следовательно, 60% пациентов, которым назначаются антибиотики на основании этого руководства, будут иметь отрицательные результаты микробиологических тестов (посев из горла и / или RADT). Тем не менее, основным стратегическим соображением, безусловно, должно быть ограничение чрезмерного и ненужного назначения противомикробных препаратов этой возрастной группе [18].

Хотя это правда, что руководство ACP-ASIM допускает варианты использования RADT, крайне маловероятно, что врачи решат выполнить такой тест, если утверждения имеют одобрение ACP-ASIM, CDC и AAFP позволяет принимать решение только на основании клинических данных. Более того, сообщение, воспринимаемое практикующим сообществом, может заключаться просто в том, что микробиологические тесты больше не нужны взрослым с острым фарингитом, даже если не соблюдаются строгие правила клинического прогнозирования.

По общему признанию, этот эффект может быть несколько улучшен, если дальнейший опыт работы с алгоритмом Centor определит, что он переоценивает количество пациентов, которые могут поступить с 3 или 4 критериями. Действительно, такая завышенная оценка подтверждается результатами других вышеупомянутых алгоритмов для взрослых. Однако следует также помнить, что на положительную или отрицательную прогностическую ценность алгоритма или теста сильно влияет распространенность. Таким образом, что касается клинических предикторов, вероятность положительного посева может быть переоценена для групп населения с более низкой распространенностью стрептококкового фарингита. Например, для популяции с распространенностью БГСА 5% апостериорная вероятность инфицирования составляла только 24% среди пациентов со всеми критериями 4 Centor [20]. Это открытие контрастирует с PPV в 56%, продемонстрированным в популяции, для которой 17% посевов из горла были положительными на GABHS [16]. Существуют формулы, позволяющие корректировать различия в распространенности [21]. Однако клиницисты должны быть знакомы с распространенностью GABHS в интересующей популяции, чтобы предсказать влияние предварительной вероятности на прогностическую ценность.Напротив, на отношения правдоподобия меньше влияет априорная вероятность и, таким образом, они кажутся более подходящими для сравнения силы клинических предикторов. К сожалению, только несколько исследований определили отношения правдоподобия для сравнения правил прогнозирования.

Таким образом, мы должны сделать вывод, что основанная на алгоритме стратегия, предложенная в руководстве ACP-ASIM, приведет к назначению противомикробного лечения недопустимо большому количеству взрослых с нестрептококковым фарингитом. Это особенно нежелательный результат для возрастной группы с низкой распространенностью стрептококкового фарингита и его негнойных последствий. Следует отметить, что руководство по клинической практике ACP-ASIM не было одобрено IDSA и, действительно, противоречит обновленным официальным рекомендациям IDSA [7]. Сами авторы руководства ACP-ASIM предполагают, что «необходимо провести проспективные исследования для сравнения этих стратегий с точки зрения соответствующих исходов для пациентов и стоимости» [19, с.514]. Разве такие исследования не должны быть завершены до отказа от традиционных методов диагностики и лечения GABHS-фарингита у взрослых?

Список литературы

1,.

Амбулаторные визиты по поводу инфекционных заболеваний в США, 1980–1996 гг.

,

Arch Intern Med

,

1999

, vol.

159

(стр.

2531

6

) 2.

Острый фарингит

,

N Engl J Med

,

2001

, vol.

344

(стр.

205

11

) 3,. ,,.

Фарингит

,

Принципы и практика инфекционных болезней

,

2000

Филадельфия

Черчилль Ливингстон

(стр.

656

62

) 4,,,.

Диагностика стрептококкового фарингита: дифференциация активной инфекции от носительства у ребенка с симптомами

,

J Infect Dis

,

1971

, vol.

123

(стр.

490

501

) 5« и др.

Прогнозирование стрептококкового фарингита у взрослых

,

J Gen Intern Med

,

1986

, vol.

1

(стр.

1

7

) 6,,,.

Точность оценок вероятности пациентов с ангиной: точность оценок опытных врачей: значение для принятия решений

,

JAMA

,

1985

, vol.

254

(стр.

925

9

) 7,,,,.

Практическое руководство по диагностике и лечению стрептококкового фарингита группы А

,

Clin Infect Dis

,

2002

, vol.

35

(стр.

113

2

) 8,.

Точность диагностики β-стрептококковых инфекций по клиническим признакам

,

J Pediatr

,

1954

, vol.

44

(стр.

670

3

) 9,,.

Глоточные находки стрептококкового фарингита группы А

,

Arch Pediatr Adolesc Med

,

1998

, vol.

152

(стр.

927

8

) 10,,,,.

Лечение острого стрептококкового фарингита и профилактика ревматической лихорадки: заявление для медицинских работников

,

Комитет по ревматической лихорадке, эндокардиту и болезни Кавасаки Совета по сердечно-сосудистым заболеваниям у молодежи, Американской кардиологической ассоциации.Педиатрия

,

1995

, т.

96

(стр.

758

64

) 11

Комитет по инфекционным болезням

. .

Стрептококковая инфекция группы A

,

2000 Красная книга

,

2001

Elk Grove Village, IL

Американская академия педиатрии

(стр.

526

36

) 12.

Простая карта для предварительной диагностики стрептококкового фарингита

,

Am J Dis Child

,

1977

, vol.

131

(стр.

514

7

) 13,,,.

Повторное посещение карты оценки стрептококков

,

Pediatr Emerg Care

,

1998

, vol.

14

(стр.

109

11

) 14,,,.

Распознавание стрептококкового фарингита у взрослых

,

Arch Intern Med

,

1975

, vol.

135

(стр.

1493

7

) 15,,,.

Клиническая оценка для снижения ненужного использования антибиотиков у пациентов с ангиной

,

Can Med Assoc J

,

1998

, vol.

158

(стр.

75

83

) 16,,,,.

Диагностика ангины у взрослых в отделении неотложной помощи

,

Med Decis Making

,

1981

, vol.

1

(стр.

239

46

) 17,,,.

Принципы надлежащего применения антибиотиков при остром фарингите у взрослых

,

Ann Intern Med

,

2001

, vol.

134

(стр.

506

8

) 18,.

Лечение взрослых с ангиной антибиотиками врачами первичной медико-санитарной помощи: национальный опрос, 1989–1999

,

JAMA

,

2001

, vol.

286

(стр.

1181

6

) 19« и др.

Принципы правильного применения антибиотиков при остром фарингите у взрослых: общие сведения

,

Ann Intern Med

,

2001

, vol.

134

(стр.

509

17

) 20,,,.

Важность распространенности заболевания в правилах клинического прогнозирования: случай стрептококкового фарингита

,

Ann Intern Med

,

1986

, vol.

105

(стр.

586

91

) 21,,.

Переносимость решающего правила для диагностики стрептококкового фарингита

,

Arch Intern Med

,

1986

, vol.

146

(стр.

81

3

)

© 2002 Американским обществом инфекционных болезней

границ | Моделирование появления симптомов COVID-19

Введение

Текущая пандемия коронавирусной болезни 2019 г. (COVID-19), вызванная коронавирусом 2 (SARS-CoV-2) с тяжелым острым респираторным синдромом, подверглась наблюдаемому экспоненциальному росту случаев, которые охватили больницы по всему миру (1). Многие люди страдают легкими формами заболевания, и им не рекомендуется обращаться в больницу или проходить диагностический тест, поскольку они могут вылечиться дома. Многие другие протекают бессимптомно (2). Инфицированные люди очень заразны и могут передавать заболевание, даже если они протекают бессимптомно, и этот факт способствует необходимости частой изоляции и тестирования (2). Кроме того, COVID-19 в два-три раза более заразен, чем грипп (3). Благодаря этим характеристикам вспышки COVID-19 возникают кластерами (4).Раннее выявление COVID-19 может уменьшить количество и размер кластеров, но ранние симптомы четко не определены. Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC) в США и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в настоящее время советуют населению звонить своему врачу, если они считают, что подверглись воздействию COVID-19 или у них наблюдается жар и кашель (5). Однако лихорадка и кашель связаны с другими респираторными заболеваниями, такими как грипп (6–8). Грипп с предполагаемым количеством симптоматических случаев в миллионах ежегодно в США. Сам по себе S. (9) также часто вызывает жар и кашель (6). Подобно COVID-19, ближневосточный респираторный синдром (MERS) и тяжелый острый респираторный синдром (SARS) являются респираторными заболеваниями, передающимися от коронавирусов, которые называются коронавирусом, связанным с MERS (MERS-CoV), и коронавирусом, связанным с SARS (SARS-CoV). соответственно (7). Симптомы этих заболеваний также перекликаются с COVID-19. Способность различать эти общие симптомы, такие как порядок возникновения и вероятные первые симптомы, может помочь в раннем распознавании.Если медицинские работники регистрировали и публиковали клинически наблюдаемые и / или сообщаемые пациентами последовательности симптомов, полученные данные можно было бы оценить как дополнительный инструмент для раннего распознавания COVID-19 с целью повышения самонаблюдения и сокращения распространения. Если бы такая широкая клиническая практика была внедрена в прошлом, возможно, местные вспышки гриппа, коронавирусов и других заболеваний могли сдерживаться до того, как превратились в пандемии.

С этой целью мы предположили, что симптомы и их порядок являются независимыми переменными, и создали модель, которая аппроксимирует вероятность появления симптомов в определенном порядке с использованием доступных неупорядоченных данных о пациентах.Использование этих предположений и данных было необходимо из-за отсутствия упорядоченных данных. Для этого мы применили Марковский процесс, чтобы определить порядок появления общих симптомов респираторных заболеваний. Ранее мы использовали цепь Маркова для прогнозирования локализации метастазов рака (10–14). Марковский процесс определяется как стохастическая последовательность событий, в которой вероятность следующего состояния зависит только от текущего состояния, а не от прошлых или будущих состояний (15). В этом случае мы определили каждое состояние как определенные симптомы, которые испытал пациент, и каждый переход зависит только от этих симптомов.В результате мы можем определить вероятность каждого симптома поэтапно, используя Марковский процесс. Мы определили вероятность состояния узла как частоту, с которой у пациента наблюдается определенная комбинация симптомов, деленная на общее количество пациентов, у которых наблюдается такое же количество симптомов. Вероятность перехода между двумя состояниями определяется как вероятность появления одного конкретного симптома, деленная на вероятность появления всех возможных следующих симптомов. Затем мы применили жадный алгоритмический подход, используя вероятности перехода, чтобы вычислить вероятность всех возможных порядков для определения наиболее и наименее вероятных порядков симптомов.

В этом исследовании мы сначала определили это конкретное приложение марковского процесса, применяемого к градуированному частично упорядоченному множеству (poset), которое мы называем моделью стохастической прогрессии. В этом случае наша градуированная позиция представляет все возможные комбинации симптомов и все возможные порядки появления симптомов. Он оценивается, потому что возможные комбинации симптомов ранжируются по количеству симптомов, которые каждый из них представляет. Например, сочетание лихорадки и кашля имеет такой же статус, что и сочетание кашля и диареи.Мы обнаружили, что модель стохастической прогрессии для взрослых с симптомами указывает на то, что при COVID-19 может существовать определенный порядок различимых симптомов, но порядок симптомов, по-видимому, не зависит от тяжести случая при поступлении. Оттуда мы сравнили наиболее вероятный порядок симптомов других респираторных заболеваний с COVID-19. Чтобы расширить наши результаты, мы проанализировали более широкий набор симптомов, которые являются общими для всех респираторных заболеваний, изученных здесь, и попытались расшифровать дальнейшие различия.

Материалы и методы

Сбор данных

Данные о пациентах из этого исследования были собраны из различных отчетов в литературе о частотах симптомов COVID-19, гриппа, MERS и SARS (дополнительные таблицы 1, 2). Каждый набор данных использовался либо для приблизительного порядка симптомов, для подтверждения наших результатов, либо для анализа первых симптомов COVID-19 или гриппа. Для всех этих приложений мы использовали зарегистрированные данные пациентов для моделирования пациентов с различными комбинациями испытываемых симптомов, а затем применили смоделированные данные для проведения анализа.

Основной набор данных Всемирной организации здравоохранения о пациентах с COVID-19, содержащий 55 924 подтвержденных случая, был получен путем анализа отчетов национальных и местных правительств и наблюдений, сделанных во время посещений районов с инфицированными людьми в Китае, которые произошли с 16 по 24 февраля. 2020 (8). Набор подтверждающих данных о пациентах с COVID-19, содержащий 1099 подтвержденных случаев, был получен Китайской группой экспертов по лечению COVID-19 на основе медицинских карт и других собранных данных о госпитализированных и амбулаторных пациентах, у которых был диагностирован COVID-19.Эти данные были представлены в Национальную комиссию здравоохранения Китая с 11 декабря 2019 г. по 29 января 2020 г. (16). Для обоих наборов данных COVID-19 миалгия описывалась как миалгия или артралгия. Мы предположили, что у большинства пациентов с миалгией также была артралгия, и поэтому мы использовали частоту миалгии или артралгии как частоту миалгии при моделировании данных. Набор данных о гриппе, содержащий 2470 подтвержденных случаев, был собран исследователями из Мичиганского университета на основе объединенного ретроспективного анализа пациентов, в основном не вакцинированных, участвующих во 2 и 3 фазах клинических испытаний, которые проводились в Северной Америке, Европе и Южном полушарии с 1994 г. по 1998 г. (6).Средний возраст этой группы пациентов составляет 35 лет, и у каждой из них наблюдаются множественные симптомы. В этом наборе данных о гриппе не сообщалось о рвоте и диарее, но они распространены среди респираторных заболеваний. Хотя взрослые пациенты иногда могут испытывать рвоту и диарею при заражении гриппом, эти симптомы встречаются редко (17). Поэтому в данном случае мы приближаем частоту этих симптомов к 0,010. Наборы данных, отражающие частоту симптомов при MERS, содержащем 245 пациентов, и SARS, содержащем 357 пациентов, были собраны при поступлении и были сообщены как клинические данные от врачей, Dr. Инь из Пекинской больницы Чао-Ян и доктор Вундеринк в Медицинской школе Файнберга Северо-Западного университета (7). Пациенты, включенные в эти наборы данных, различались по возрасту и ранее существовавшим заболеваниям. В случае SARS пациенты, как правило, были моложе и имели меньше ранее существовавших заболеваний, чем в случаях MERS.

Мы использовали исходные данные о частоте MERS и SARS для дальнейшего определения ранних симптомов заболевания. Набор данных о начальной частоте симптомов MERS, содержащий 45 подтвержденных случаев, был собран из электронных медицинских карт в Медицинском центре Samsung в Сеуле, Южная Корея, которые содержали данные о первых симптомах у пациентов во время вспышки MERS в Корее в 2015 году (дополнительная таблица 3) (18).Набор данных о частоте первоначальных симптомов SARS, содержащий 144 подтвержденных случая, был собран из больничных записей, включая информацию о ранних симптомах у пациентов, датируемых с 7 марта по 10 апреля 2003 г. во время вспышки в районе Большого Торонто (дополнительная таблица 4) (19).

Наконец, были собраны два дополнительных набора данных, чтобы определить полезность использования первых симптомов в качестве ранних индикаторов COVID-19 и гриппа. Используемый набор данных COVID-19, содержащий 138 пациентов, не зависел от всех предыдущих наборов данных COVID-19.Эти данные были получены из электронных медицинских карт пациентов, поступивших в госпиталь Чжуннань Уханьского университета с 1 по 28 января 2020 г. (20). Данные о симптомах были собраны в начале заболевания, и все пациенты перенесли пневмонию из-за COVID-19. В этом наборе данных тошнота и рвота сообщались отдельно для COVID-19. Мы предположили, что большинство пациентов, испытывающих рвоту, о которой сообщают с частотой 0,036, также испытывают тошноту, о которой сообщают с частотой 0.101, и поэтому для моделирования данных мы определили частоту тошноты / рвоты как 0,101. Использованный набор данных о гриппе сообщил о 20 подтвержденных случаях гриппа и 400 подтвержденных отрицательных случаях гриппа и не зависит от любого другого набора данных по гриппу, который мы использовали (21). Данные о симптомах были собраны с помощью анкет и наблюдений медицинских работников во время сезонов гриппа 2006 и 2007 годов за инфицированными пациентами, поступившими в Отделение внутренней медицины и инфекционных болезней и Отделение пульмонологии Университетского медицинского центра Утрехта.Как и в случае с другим набором данных о гриппе, описанным выше, в этом наборе данных не сообщалось о рвоте и диарее. Итак, мы еще раз предположили, что частота этих симптомов составляет 0,010 (17). Поскольку это исследование проводилось в 2006 и 2007 годах, до вспышки COVID-19, мы предположили, что эти пациенты также не были инфицированы COVID-19. Таким образом, эта группа из 400 пациентов была использована в качестве набора данных, который представляет людей, отрицательных как по COVID-19, так и по гриппу (дополнительная таблица 5).

Моделирование прогрессирования симптомов на основе данных пациента

Модель стохастической прогрессии была построена в R в версии 3.5.2 и был проиллюстрирован с помощью функции hasse в библиотеке hasseDiagram_0. 1.3 (код доступен в Интернете: https://github.com/j-larsen/Stochastic_Progression_of_COVID-19_Symptoms) (22, 23). Каждый отчет о респираторном заболевании был представлен соответствующим фреймом данных, в котором столбцы были симптомами, одна строка — частотой симптомов, наблюдаемых в исследовании, а другая строка — частотой, умноженной на 1000. Множитель частоты определяется как подсчет частоты, который представляет вероятность симптома в теоретической выборке из 1000 смоделированных пациентов.Кроме того, состояние человека отображается с помощью символьного массива единиц и нулей, где единицы представляют наличие симптома, а нули — его отсутствие. Этот процесс имитации симптома аналогичен банке с шариками двух цветов. Вероятность выдергивания мрамора одного цвета (то есть конкретного симптома) иллюстрируется подсчетом частоты, потому что общее количество шариков в банке составляет 1000, а счет частоты для каждого — это количество шариков определенного цвета в банке. .

Затем мы смоделировали данные 500 000 пациентов, произвольно выбирая, есть ли у пациента симптом или нет, используя процедуру, описанную выше, и сохраняя эту информацию во фрейме данных, который представляет пациентов в виде строк и симптомов в виде столбцов. Мы предположили, что возникновение симптомов случайное и независимое. Принимая во внимание эти предположения, мы построили массивы символов, применив метод «стеклянной банки» для каждого моделируемого пациента. Этот метод повторяется для каждого пациента и включает извлечение шарика из ряда сосудов, представляющих каждый симптом.Информация от каждого случайно вытянутого шарика сохраняется в соответствующей ячейке массива символов в правильном столбце, представляющем симптом, и строке, представляющей моделируемого пациента. Этот процесс повторяется для всех 500 000 смоделированных пациентов для всех симптомов.

Построение модели стохастической прогрессии

Модель стохастической прогрессии проиллюстрирована как направленный ациклический граф с узлами, представляющий набор мощности булевых векторов. Каждый набор мощности логических векторов представляет возможное состояние пациента, отмечая отсутствие или наличие определенных симптомов.Ребра, которые иллюстрируют переход из одного состояния в другое, были выбраны специально с использованием ключевых определений и предположений для создания poset. Мы определили состояния в узлах как симптомы, которые пациент испытывал до этого момента. Мы создали и направили границы от состояний с меньшим количеством симптомов к большему количеству, начиная с минимального набора логического вектора всех нулей, который указывает на человека без симптомов. Во-первых, мы предполагаем, что каждый симптом возникает по одному, даже если разница во времени бесконечно мала.При таком предположении узел может быть направлен только на другие узлы, которые обозначают тот же набор симптомов плюс один дополнительный симптом. Во-вторых, мы предполагаем, что если пациент не отступит и не умрет, он в конечном итоге приобретет все симптомы, достигающие максимального набора логического вектора, который представляет пациента, у которого проявились все симптомы. Применение этих предположений для формирования ориентированного ациклического графа создает диаграмму Хассе для градуированного множества, которая полностью следует марковскому процессу, составляющему стохастическую модель прогрессии.

Расчет вероятностей состояний и переходов

Узлы на диаграмме Хассе представляют состояния пациента с указанием конкретных проявленных симптомов, а края представляют собой переходы между этими состояниями. Следовательно, нам нужно было применить вероятности состояний к каждому узлу и вероятности перехода к направленным ребрам. Сначала мы пометили каждого моделируемого пациента, суммируя соответствующий логический вектор, чтобы найти количество симптомов для каждого пациента. Затем, чтобы получить вероятность состояния каждого узла, мы разделили количество смоделированных пациентов, представленных текущим логическим вектором, на общее количество пациентов, у которых есть такое же количество симптомов.Чтобы аппроксимировать вероятность перехода между двумя узлами (исходным и конечным), мы разделили количество смоделированных пациентов, которые представлены конечным узлом, на количество смоделированных пациентов, которые представлены узлами, характеризующимися тем же количеством симптомов, что и конечный узел. , включая оконечный узел. Ошибка каждого узла определяется суммой произведений вероятностей перехода, ведущих к этому узлу, вычтенных из вероятности состояния узла.Затем ошибка каждой реализации модели определялась как ошибка узла с наивысшим абсолютным значением ошибки (дополнительные рисунки 2–13). Вероятности переходов означают вероятности переходов от одного узла к другому, а совокупные вероятности переходов в последовательности представляют собой вероятности путей. Эти пути иллюстрируют порядок симптомов при заражении респираторным заболеванием, наблюдая за постепенным добавлением симптомов при прохождении узлов на пути.Наиболее и наименее вероятные пути были определены с использованием жадного алгоритмического подхода. Этот подход состоит в пошаговом выборе локальных максимальных или минимальных ребер, что приводит к наиболее и наименее вероятному пути соответственно. Если максимальная (или минимальная) вероятность перехода от определенного узла находилась в пределах ошибки других вероятностей перехода ребер от того же исходного узла, мы сгруппировали конечные узлы при нахождении наиболее (или наименее) вероятного пути. В этих случаях мы не могли различить вероятность между этими конкретными переходами.Пути создают возможный порядок симптомов через позет, каждый из которых имеет определенную вероятность возникновения.

Результаты

Возможный порядок различимых симптомов COVID-19

Совместный отчет ВОЗ и Китая за период с 16 по 24 февраля 2020 г. включает показатели появления симптомов на момент представления из 55 924 подтвержденных случаев COVID-19 (8). Мы определили симптомы, которые были легко различимы или объективны (например, лихорадка, кашель, диарея и тошнота / рвота) по сравнению с другими зарегистрированными симптомами, такими как воспаление эпителия кровеносных сосудов (24), неврологические эффекты (25) и сыпь. подобные симптомы (26).Эти симптомы также характерны для других респираторных заболеваний. Таким образом, мы решили реализовать эти четыре симптома в модели стохастической прогрессии (дополнительная таблица 1). Чтобы подтвердить достоверность модели, мы сначала определили возможные последовательности появления симптомов, когда вероятности равномерно случайны для каждого симптома. Помимо всех возможных порядков возникновения четырех симптомов, диаграмма отображает наиболее и наименее вероятные пути четырех симптомов, обозначенных красными и синими линиями соответственно (рисунки 1A, B).Наиболее и наименее вероятные пути описывают наиболее и наименее вероятные серии симптомов, которые может испытать случайный инфицированный человек из популяции в наборе данных. В этом случае все возможные пути равновероятны, и ни один путь не имеет более высокой вероятности, чем любой другой.

Рисунок 1 . Разработка модели стохастической прогрессии COVID-19. (A) Наиболее вероятные пути (красный цвет) на диаграмме Хассе для симптомов со случайной вероятностью возникновения. (B) Наименее вероятные пути (синий цвет) на диаграмме Хассе для симптомов со случайной вероятностью возникновения. (C) Наиболее вероятный (красный) и наименее вероятный (синий) пути на диаграмме Хассе для симптомов COVID-19. (D) Наиболее вероятный порядок симптомов COVID-19 на основе нашей стохастической модели прогрессирования, определенной на основе представленных здесь вероятностей перехода. (E) Наименее вероятный порядок симптомов COVID-19 на основе нашей стохастической модели прогрессирования, определенной на основе представленных здесь вероятностей перехода. (F) Хассе Диаграмма наиболее вероятных путей (красный цвет) после прохождения любого вынужденного пути (серый цвет) пациентов с одним симптомом. (G) Хассе Диаграмма наименее вероятных путей (синий) после прохождения любого вынужденного пути (серый) пациентов с одним симптомом. (H) Hasse Диаграмма наиболее вероятных путей (красный) после прохождения любого вынужденного пути (серый) пациентов с двумя симптомами. (I) Хассе Диаграмма наименее вероятных путей (синий) после прохождения любого вынужденного пути (серый) пациентов с двумя симптомами.

Затем мы создали еще одну реализацию модели стохастической прогрессии и использовали данные из совместного отчета ВОЗ и Китая (COVID-19 с N = 55 924) (8). С помощью этой реализации мы определили наиболее и наименее вероятные пути (рисунок 1C). В этом случае человек, инфицированный COVID-19, скорее всего, будет испытывать симптомы в следующем порядке: лихорадка, кашель, тошнота / рвота, а затем диарея (рис. 1D). Наименее вероятный путь начинается с диареи и тошноты / рвоты, за ним следует кашель и, наконец, лихорадка (рис. 1E).Мы подтвердили эти результаты на меньшем наборе данных (COVID-19 с N = 1099) (рисунки 1D, E и дополнительный рисунок 1) (16). Вероятность перехода в жар, 0,769, а затем в кашель, 0,958, высока, и эти наблюдения показывают, что большая часть инфицированных пациентов с симптомами может пойти по этому пути. Наконец, эта реализация модели предсказывает, что тошнота / рвота возникает до диареи. Эти два результата предполагают, что у пациентов с SARS-CoV-2 в организме сначала возникает лихорадка, затем симптомы со стороны верхних дыхательных путей и, наконец, симптомы со стороны верхних, а затем нижних отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ).

Для дальнейшего изучения этих путей симптомов мы внедрили модель стохастической прогрессии с основным набором данных (COVID-19 с N, = 55,924) (8), чтобы определить вероятные пути вниз по течению, когда первые один или два симптома вынуждены исчезнуть. определенное состояние (Рисунки 1F – I). Серые линии представляют «вынужденные» пути. Остальные пути определялись по-прежнему с использованием жадного алгоритмического подхода. Мы обнаружили, что наиболее вероятные порядки нисходящего пути согласуются с наиболее вероятными порядками невынужденных путей.Даже если первый симптом вынужден быть маловероятным (например, диарея), нисходящие пути сохраняют наиболее вероятный порядок остальных трех симптомов, который мы первоначально определили (рис. 1F). Точно так же эффекты желудочно-кишечного тракта возникают первыми на вынужденных наименее вероятных путях (рис. 1G). При продвижении по пути еще на один шаг путем предопределения первых двух симптомов как для наиболее, так и для наименее вероятного пути результаты остаются теми же (рисунки 1H, I).

Порядок различимых симптомов COVID-19 не зависит от тяжести заболевания при поступлении

Набор данных подтверждения случаев COVID-19 ( N = 1099) разделяет зарегистрированные 1099 случаев между тяжелыми и нетяжелыми пациентами в соответствии с назначением при поступлении (16).Чтобы исследовать влияние степени тяжести на порядок различимых симптомов, мы реализовали каждый набор случаев отдельно с помощью модели стохастической прогрессии. Мы обнаружили, что наиболее и наименее вероятные пути в тяжелых и нетяжелых случаях идентичны нашим исходным результатам, приведенным выше (рис. 2). Чтобы проиллюстрировать сходство, наибольшая разница в вероятности наблюдается при переходе от отсутствия симптомов к лихорадке наиболее вероятным путем. В тяжелых и нетяжелых случаях вероятность равна 0.775 и 0,818 соответственно, что указывает на разницу 0,043. Эти результаты предполагают, что степень тяжести не влияет на порядок различимых симптомов, и они согласуются с гипотезой о лихорадке как первом симптоме COVID-19.

Рисунок 2 . Наиболее и наименее вероятные пути различимых симптомов в тяжелых и нетяжелых случаях COVID-19 при поступлении. (A) Диаграмма Хассе наиболее вероятных путей (красный) и наименее вероятных путей (синий) в COVID-19 для случаев, обозначенных как серьезные при поступлении, определенных на основе представленных здесь вероятностей перехода. (B) Диаграмма Хассе наиболее вероятных путей (красный) и наименее вероятных путей (синий) в COVID-19 для случаев, обозначенных как нетяжелые при поступлении, определенных на основе представленных здесь вероятностей перехода.

Изменение порядка различимых симптомов у респираторных заболеваний

Четыре различимых симптома объективны и относительно легко подтверждаются пациентами и клиницистами. Итак, мы разработали реализации модели стохастической прогрессии, используя эти симптомы, чтобы определить наиболее вероятные и наименее вероятные пути развития четырех респираторных заболеваний: COVID-19, гриппа, MERS и SARS (рисунки 3A – D) (6–8). Наиболее вероятный порядок появления симптомов COVID-19 — лихорадка, кашель, тошнота / рвота и диарея (рис. 3A). Этот путь идентичен гриппу, за исключением того, что меняется порядок первых двух симптомов (рис. 3B). С другой стороны, прогнозируемые наиболее вероятные пути (например, лихорадка, кашель, диарея, а затем тошнота / рвота) одинаковы для MERS и SARS (рисунки 3C, D). Этот порядок имеет одно отличие от наиболее вероятного пути в COVID-19 в том, что порядок двух последних симптомов обратный.Наименее вероятный путь MERS начинается с тошноты / рвоты или диареи в качестве первого шага. Эти шаги сопровождаются кашлем и, наконец, лихорадкой. Напротив, наименее вероятный путь развития атипичной пневмонии — это кашель, тошнота / рвота и диарея в любом порядке, а затем, наконец, лихорадка. Однако наименее вероятный путь появления симптомов при COVID-19 такой же, как наименее вероятный путь при MERS, а наименее вероятный путь гриппа уникален по сравнению с другими заболеваниями. Неизвестно, являются ли тошнота / рвота или диарея первыми симптомами гриппа, но после этих двух наименее вероятный путь продолжается оттуда к лихорадке, а затем к кашлю. Это наблюдение дополнительно иллюстрирует сильную связь кашля с гриппом. Что касается заболеваний, связанных с коронавирусом, самым сильным первым индикатором является повышение температуры тела с последующим кашлем.

Рисунок 3 . Наиболее вероятные и наименее вероятные пути различимых симптомов респираторных заболеваний. (A) Наиболее вероятные пути (красный) и наименее вероятные пути (синий) на диаграмме Хассе для симптомов COVID-19. (B) Наиболее вероятные пути (красный) и наименее вероятные пути (синий) на диаграмме Хассе для симптомов гриппа. (C) Наиболее вероятные пути (красный) и наименее вероятные пути (синий) на диаграмме Хассе для симптомов MERS. (D) Наиболее вероятные пути (красный) и наименее вероятные пути (синий) на диаграмме Хассе для симптомов SARS. Для каждой диаграммы наиболее и наименее вероятные пути определяются на основе вероятностей перехода, которые изображены на краях. Дополнительно представлены ошибка вероятностей перехода и размер выборки ( N ).

Сравнение наиболее распространенных симптомов респираторных заболеваний с COVID-19

Хотя активное наблюдение за порядком различимых симптомов (т.(например, лихорадка, кашель, тошнота / рвота и диарея) могут быть полезны из-за определенных наиболее и наименее вероятных путей, которые мы определили, мы расширили наш анализ до семи симптомов, обычно наблюдаемых при всех четырех изученных здесь респираторных заболеваниях. Таким образом, мы создали второй набор симптомов, которые уменьшают боль в горле, миалгию и головную боль до исходного набора симптомов (дополнительная таблица 2). Три дополнительных симптома более субъективны (6–8). Реализация модели стохастической прогрессии COVID-19 из семи симптомов показывает, что эти дополнительные симптомы не нарушили наш первоначальный порядок лихорадки, кашля, тошноты / рвоты и диареи, а вместо этого добавили еще один уровень сложности в середине вероятного пути (рисунок 4). Мы по-прежнему обнаруживаем, что наиболее вероятный путь сначала переходит в лихорадку, что указывает на то, что лихорадка является наиболее вероятным первым симптомом. После этого наиболее вероятным следующим симптомом снова станет кашель. Затем мы наблюдаем неопределяемую разницу в вероятности перехода либо к боли в горле, либо к головной боли, либо к миалгии, что указывает на то, что все три, скорее всего, возникнут рядом, прежде чем продолжить. Последние два узла соответствуют порядку из четырех симптомов, указывая, что тошнота / рвота, а затем диарея возникают последними. Хотя эта реализация более сложна из-за семи симптомов, она согласуется с нашими предыдущими выводами.Наиболее вероятный путь появления симптомов COVID-19 — лихорадка, затем кашель, затем боль в горле, миалгия или головная боль, за которыми следует тошнота / рвота и, наконец, диарея, и этот порядок совпадает с порядком, указанным в разработанной реализации. из набора подтверждающих данных (COVID-19 с N = 1099) (Рисунок 4) (16).

Рисунок 4 . Наиболее вероятный путь распространенных респираторных симптомов при COVID-19. Наиболее вероятный путь семи распространенных симптомов COVID-19, определяемый вероятностями перехода, которые также перечислены между узлами, двух наборов данных здесь.

Мы также внедрили стохастическую модель прогрессирования с теми же семью симптомами в наборах данных гриппа, SARS и MERS, чтобы сравнить и сопоставить прогрессирование заболевания с таковым в COVID-19 (рис. 5) (6–8). Результаты для гриппа показывают, что сначала может возникнуть кашель или миалгия (рис. 5А). После появления этих двух симптомов они появляются в следующем порядке: головная боль, боль в горле и лихорадка. Наконец, рвота / тошнота и диарея имеют неопределяемую разницу в вероятности возникновения последних.Реализация MERS отображает наиболее вероятный путь, при котором сначала возникает лихорадка, затем кашель, головная боль и затем миалгия (рис. 5B). За ними следует неопределяемая разница в вероятности возникновения головной боли и диареи. Наконец, боль в горле и тошнота / рвота будут появляться в последнюю очередь с неопределяемой разницей. Реализация SARS показывает, что сначала, скорее всего, возникнет лихорадка, а затем неопределяемая разница в вероятности перехода кашля и миалгии, что аналогично другим заболеваниям, связанным с коронавирусом (рисунок 5C).Далее вероятна головная боль. Наконец, диарея, боль в горле и тошнота / рвота возникают с неопределяемой разницей в вероятности.

Рисунок 5 . Наиболее вероятные пути появления симптомов при гриппе, MERS и SARS по сравнению с COVID-19. (A) Наиболее вероятный путь из семи общих симптомов гриппа с перечисленными вероятностями перехода между узлами. (B) Наиболее вероятный путь из семи общих симптомов MERS с перечисленными вероятностями перехода между узлами. (C) Наиболее вероятный путь из семи общих симптомов SARS с перечисленными вероятностями перехода между узлами. Для каждого пути вероятности перехода в COVID-19 указаны справа. Наиболее вероятные пути для каждого соответствующего заболевания здесь определяются из вероятностей перехода, перечисленных между узлами слева.

Чтобы проиллюстрировать уникальность наиболее вероятного пути распространения COVID-19, мы нашли вероятности перехода этого же пути для других респираторных заболеваний (Рисунок 6).При сравнении и сопоставлении вероятностей мы обнаружили, что реализация, представляющая COVID-19, строго утверждает, что первым симптомом будет лихорадка и вскоре последует кашель, поскольку вероятности перехода составляют 0,731 и 0,783 соответственно (рис. 6A), тогда как реализация вируса гриппа указывает эта лихорадка очень маловероятна с вероятностью всего 0,035 (рис. 6В). Кроме того, реализация данных MERS и SARS также имеет высокую вероятность сначала перейти к лихорадке с вероятностью 0.627 и 0,988 соответственно (рисунки 6C, D). Второй симптом наиболее вероятного пути COVID-19 — это кашель с вероятностью 0,783, но остальные не имеют такой высокой вероятности. Например, респираторное заболевание с наибольшей вероятностью при этом переходе — MERS 0,536. Однако после лихорадки и кашля COVID-19 и три других респираторных заболевания имеют одинаково высокую вероятность появления трех субъективных симптомов (например, боли в горле, головной боли и миалгии). Наконец, наиболее вероятный путь COVID-19 заканчивается тошнотой / рвотой, а затем диареей.Эти наблюдения согласуются с симптомами, описанными CDC, и подтверждают мнение о том, что лихорадка с последующим кашлем с высокой вероятностью может быть диагностирована как COVID-19 (5).

Рисунок 6 . Наиболее вероятный путь появления симптомов COVID-19 по сравнению с гриппом, MERS и SARS. (A) Наиболее вероятный путь из семи распространенных симптомов COVID-19 с указанием вероятностей перехода между узлами. (B) Переходные вероятности пути гриппа. (C) Вероятности перехода пути MERS. (D) Вероятности перехода пути SARS. Наиболее вероятный путь здесь определяется из вероятностей перехода, перечисленных между узлами для COVID-19.

Кроме того, сравнение вероятностей перехода путей при одном и том же заболевании показывает важность наиболее вероятных путей. Например, наименьшая вероятность перехода по наиболее вероятному пути гриппа составляет 0,578 (рис. 5A), тогда как при анализе гриппа по мере его прохождения по наиболее вероятному пути COVID-19 наблюдаемые вероятности перехода равны 0.5 или меньше (Рисунок 6B). Однако на том же пути вероятность перехода от лихорадки и кашля к лихорадке, кашлю, боли в горле, головной боли и миалгии составляет> 0,999. Это значение показывает, насколько маловероятно, что тошнота / рвота и диарея могут быть начальными симптомами гриппа. Кроме того, при наблюдении за наиболее вероятным путем COVID-19 первые два симптома с высокой вероятностью проявляются в следующем порядке: лихорадка, а затем кашель с вероятностью 0,731 (рис. 5A). Однако вероятность возникновения кашля при COVID-19 составляет 0. 229, что является низкой вероятностью (рис. 5А). Это наблюдение также подтверждает гипотезу о том, что сначала возникает лихорадка, а во вторую — кашель.

Воспоминание и избирательность при установлении связи между первым симптомом и заболеванием

Реализации модели стохастической прогрессии в отношении COVID-19 и гриппа предполагают, что высока вероятность возникновения лихорадки и кашля в первую очередь, соответственно. Мы хотели найти показатели, количественно определяющие возможную связь между первым симптомом и этими двумя заболеваниями.Таким образом, мы определили отзывчивость и избирательность при использовании начального симптома в качестве индикатора COVID-19 или гриппа, исключив все другие возможные заболевания в теоретической популяции пациентов. Во-первых, мы смоделировали наборы данных пациентов, используя отчетные данные, не зависящие от всех предыдущих работ, которые мы интегрировали в наш анализ выше (дополнительная таблица 5) (20). Два смоделированных набора данных пациентов были созданы для анализа COVID-19 и гриппа по отдельности, чтобы отобразить конкретную связь каждого заболевания с соответствующим начальным симптомом, который мы определили, а именно лихорадкой и кашлем, соответственно. Смоделированные данные содержали информацию о состоянии болезни пациентов (COVID-19, грипп или нет) и их первых симптомах. Основываясь только на информации о первом симптоме, мы классифицировали смоделированные данные о пациентах как инфицированных COVID-19 или нет, и гриппа или нет. Отзыв рассчитывался как количество смоделированных пациентов, которые мы правильно определили как имеющих заболевание, по сравнению с количеством смоделированных пациентов, которые действительно имели болезнь (27). Селективность здесь определялась как количество смоделированных пациентов, которые мы правильно определили как не имеющих заболевания, по сравнению с числом смоделированных пациентов, у которых действительно не было заболевания (28).Для обоих заболеваний мы выполнили этот анализ для пяти смоделированных выборок разного размера, каждая из которых содержала 5% инфицированных лиц. Мы повторили этот процесс 10 раз и рассчитали среднее значение и стандартное отклонение для каждого размера выборки как для COVID-19, так и для гриппа (таблицы 1, 2).

Таблица 1 . Напоминание и избирательность связывания лихорадки как первого симптома у пациентов с COVID-19.

Таблица 2 . Напоминание и избирательность связывания кашля как первого симптома у больных гриппом.

Отзыв колеблется от 0,966 до 0,990 со стандартным отклонением 0,031 и 0,021 соответственно при анализе связи между COVID-19 и лихорадкой как первым симптомом. Максимальное стандартное отклонение любого размера выборки составляет 0,063 для среднего 0,980. С другой стороны, избирательность лихорадки как первого симптома COVID-19 колеблется от 0,661 до 0,668 со стандартным отклонением 0,030 и 0,020 соответственно, а 0,030 — это максимальное стандартное отклонение с соответствующим средним значением 0.661 и 0,665 (таблица 1). Что касается кашля как первого симптома гриппа, количество отзывов колеблется от 0,765 до 0,820 с соответствующими стандартными отклонениями 0,092 и 0,067. Наибольшее стандартное отклонение составляет 0,110 при среднем значении 0,810, а селективность колеблется от 0,362 до 0,369 со стандартными отклонениями 0,014 и 0,031 соответственно, а максимальное стандартное отклонение составляет 0,031 (Таблица 2).

Отзыв в обоих случаях ниже, чем избирательность, и это наблюдение показывает, что этот анализ классифицирует пациентов как инфицированных, когда они не инфицированы, но высокий отзыв указывает на то, что большинство инфицированных пациентов действительно соответствовали первому симптому, который мы предсказали.В будущем мы ожидаем подтвердить этот анализ данными о первых симптомах, а не смоделированными данными, но цель этого анализа состояла в том, чтобы показать, что дальнейшее изучение порядка симптомов может привести к более раннему распознаванию.

Обсуждение

В этом исследовании мы нашли доказательства, подтверждающие мнение о том, что существует наиболее распространенный порядок различимых симптомов COVID-19, который также отличается от других известных респираторных заболеваний. Наиболее вероятный начальный симптом — лихорадка при трех изученных заболеваниях, вызываемых коронавирусами (т.е., COVID-19, SARS и MERS) и кашель при гриппе. Наиболее вероятный порядок четырех легко различимых симптомов идентичен для MERS и SARS, но наиболее вероятный путь COVID-19 имеет одно ключевое отличие. Первые два симптома COVID-19, SARS и MERS — это жар и кашель. Однако при COVID-19 кажется, что верхние отделы желудочно-кишечного тракта (то есть тошнота / рвота) поражаются раньше, чем нижние отделы желудочно-кишечного тракта (то есть диарея), что является противоположностью MERS и SARS. Мы обнаружили, что при всех заболеваниях жар и кашель предшествуют тошноте / рвоте и диарее.При наблюдении за набором из семи симптомов, включая три субъективных (например, боль в горле, головную боль и миалгию), мы обнаружили, что начальные симптомы наиболее вероятного пути такие же, как и при наиболее вероятном пути из четырех различимых симптомов. Кроме того, как при реализации четырех, так и семи симптомов, симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта являются последними. Отдельный набор данных MERS включал начальные симптомы пациентов при поступлении, в которых перечислены симптомы от самой высокой до самой низкой вероятности, такие как лихорадка, миалгия, кашель и диарея (18).Этот порядок аналогичен наиболее вероятному пути, который мы определили. Очень небольшой процент пациентов испытали диарею как начальный симптом. В этом отчете предполагается, что диарея как ранний симптом указывает на более агрессивное заболевание, потому что у каждого пациента в этом наборе данных, у которого первоначально была диарея, в конечном итоге была пневмония или дыхательная недостаточность (дополнительная таблица 3). Мы предполагаем, что эти пациенты могут испытывать более агрессивную форму заболевания и ускорились по наиболее вероятному пути, поскольку уже испытали диарею.Эти результаты согласуются с другим набором данных, предоставленным для SARS, который также содержит процент различных симптомов, о которых следует сообщить в первую очередь (дополнительная таблица 4). Самый высокий зарегистрированный симптом — лихорадка, за которой следует кашель или одышка, и, наконец, небольшой процент пациентов сообщил о диарее (19). Этот порядок подтверждает наиболее вероятные пути, которые мы определили. Наблюдение за тем, что диарея была очень необычным первым симптомом и имела ненулевую вероятность возникновения, согласуется с нашим анализом. Это согласуется с нашей гипотезой о том, что раннее появление диареи означает, что у этих пациентов может быть гораздо более агрессивная форма заболевания.

Данные моделирования, используемые для аппроксимации вероятностей состояний и переходов в модели стохастической прогрессии, основаны на предположении, что симптомы, включенные в модель, независимы. Используя определение независимости, мы наблюдали индивидуальные вероятности лихорадки и кашля в наборе данных из тематического исследования гриппа, и мы обнаружили, что произведение индивидуальных вероятностей лихорадки и кашля почти равно вероятности того и другого (21 ).Принимая во внимание этот результат, мы исходили из предположения о независимости, которое мы пересмотрим, когда станет доступным больше данных о симптомах. Мы смоделировали комбинации симптомов для 500 000 пациентов, которые выбрали, потому что это было наименьшее из попыток числа, которое эмпирически дало теоретический ожидаемый результат для случайных частотных симптомов: все пути будут одинаково вероятными, с точностью до сотых долей после запятой. Затем мы использовали этих смоделированных пациентов для аппроксимации вероятностей состояний и переходов, описанных выше.

Это исследование поддерживает идею о том, что симптомы возникают в предсказуемом порядке, но в будущем необходима работа для улучшения аспектов модели стохастической прогрессии и подтверждения полученных здесь результатов. Наш вывод о том, что COVID-19 сначала вызывает лихорадку, подтверждает рекомендуемые меры CDC, в которых говорится, что население должно измерять температуру дома и при входе в учреждения в качестве метода ранней проверки (29). Это применение модели стохастической прогрессии можно улучшить, если бы существовали объективные способы измерения более субъективных симптомов (т.э., боль в горле, головная боль и миалгия). Кроме того, улучшенные расчеты ошибок вероятностей переходов могут привести к более точным результатам. Наш текущий расчет ошибки является консервативным, потому что, когда добавлялось больше симптомов, мы наблюдали, что ошибка усугублялась по мере нашего дальнейшего продвижения по пути (дополнительные рисунки 2–13). Консервативная оценка ошибки создает проблемы при распознавании разницы в вероятностях симптомов. В частности, при реализации семи симптомов вероятность установить труднее из-за субъективной отчетности и подсчетов ошибок сложения.Наборы данных, которые содержат порядок симптомов для каждого пациента, снизят ошибку. Кроме того, такие типы наборов данных улучшат приближение вероятностей перехода и увеличат точность. Это улучшение может быть достигнуто врачами, применяющими практику регистрации порядка появления симптомов. Имея эту информацию, мы можем приблизительно оценить вероятность появления у пациента симптома на основе их текущих симптомов с данными пациента вместо моделирования на основе частоты.Применение объективных критериев для симптомов, улучшение вычислений ошибок и сбор порядка симптомов не только позволят нам улучшить наши результаты здесь, но также позволят модели стохастической прогрессии предсказывать порядки более широкого набора симптомов. Оптимальная форма модели стохастической прогрессии будет разработана путем определения вероятностей состояний на основе наблюдаемых истинных частот симптомов пациентов и определения вероятностей перехода на основе истинного порядка симптомов пациентов. Однако до тех пор, пока эти данные не будут доступны, необходимы улучшенные аппроксимации, моделирование и расчеты ошибок.

Кроме того, при анализе лихорадки как первого симптома COVID-19 низкая избирательность указывает на высокую ошибку типа I (т. Е. На частоту ложноположительных результатов), а высокий уровень отзыва указывает на низкую ошибку типа II (т.е. на частоту ложноотрицательных результатов). ). Мы обнаружили умеренное значение селективности и, как следствие, умеренную ошибку типа I. Эта ошибка типа I приемлема при использовании нами исследования лихорадки в качестве начального симптома COVID-19, потому что она предполагает, что тестирование проходят больше людей, которые не инфицированы, а не меньше людей, инфицированных, как в случае ошибки типа II 30).Мы не предлагаем начальный симптом в качестве диагностического теста, а предлагаем его как возможный знак для тестирования. Вспышки COVID-19 сгруппированы, и эти необычные кластеры болезней характерны для пандемического заболевания, с которым необходимо немедленно бороться с помощью агрессивных тестов для ограничения передачи (31).

Важность знания первых симптомов коренится в необходимости остановить распространение COVID-19 — болезни, которая в два-три раза более передается, чем грипп, и приводит к вспышкам кластеров (3, 4).Существует повышенный риск передачи COVID-19, поэтому важны более быстрое тестирование и социальное дистанцирование, особенно когда меры социального дистанцирования и карантина ослаблены. Наши результаты подтверждают, что лихорадка является наиболее вероятным первым симптомом у взрослых пациентов с COVID-19. Мы надеемся, что гипотезы, выдвинутые в этой работе, будут проверены на проспективных клинических данных, чтобы подтвердить, что кашель чаще возникает в первую очередь при гриппе, а также лихорадка при COVID-19. Мы считаем, что полезны ранние детекторы, которые может распознать любой человек, позволяющий раньше обратиться за медицинской помощью.Кроме того, наборы данных, которые содержат информацию о порядке симптомов и штаммах COVID-19, позволяют проводить дальнейшие исследования, которые могут определить, варьируется ли начало симптомов у конкретных штаммов (32), а также факторы риска, такие как ожирение (33), и факторы окружающей среды. , например, температура (34) влияет на порядок симптомов. Чтобы замедлить распространение COVID-19, наши результаты подтверждают практику, согласно которой следует проверять лихорадку перед тем, как разрешить доступ в учреждения, и что больные лихорадкой должны немедленно обращаться за медицинской помощью для диагностики и отслеживания контактов.Подобные меры могут помочь снизить передачу, несмотря на высокий уровень заражения SARS-CoV-2.

Заявление о доступности данных

Для этого исследования были проанализированы общедоступные наборы данных. Их можно найти здесь: https://www.who.int/publications-detail/report-of-the-who-china-joint-mission-on-coronavirus- болезнь-2019- (covid-19), https: //www.nejm.org/doi/full/10.1056/NEJMoa2002032, https://jamanetwork.com/journals/jamainternalmedicine/fullarticle/485554, https: // onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1111/resp.13196, https://www.journalofinfection.com/article/S0163-44531630209-2/abstract, https://jamanetwork.com/journals/jama/fullarticle/196681, https://jamanetwork.com/journals/jama/fullarticle/2761044, https://www.cambridge.org/core/journals/infection-control-and-hospital-epidemio logy / article / samples-of-influenza-virus -инфекция-у-госпитализированных пациентов / 8F1B478BA4B861D356393EA77AD8B83B #.

Авторские взносы

JL и JH задумали модель. JL и JM задумали проект.JL создал модель. JL, MM и JM проанализировали результаты. JL и MM написали рукопись. PK и JH руководили проектом. Все авторы прочитали, отредактировали и одобрили окончательную рукопись.

Финансирование

Эта работа была поддержана Национальным институтом рака (номер премии U54CA143906 и P30CA014089) и стипендией Кэрол Вассилиадис. JL был поддержан Колледжем литературы, искусства и науки Университета Калифорнии Даны и Дэвида Дорнсайф, а также Стипендией Фонда семьи Шлегель.

Конфликт интересов

MM работает в компании Nexus Development PA LLC.JM работает в компании NanoCarrier Co., Ltd.

.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотим поблагодарить доктора Хорхе Ниева за обсуждения и советы и Либере Ндачаисаба за критическое прочтение рукописи.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpubh.2020.00473/full#supplementary-material

Список литературы

2. Каселла М., Райник М., Куомо А., Дулебон С.К., Ди Наполи Р. Особенности, оценка и лечение Коронавирус (COVID-19) . StatPearls Publishing (2020).

Google Scholar

3. Андерсон Р.М., Хестербик Х., Клинкенберг Д., Холлингсворт Т.Д. Как меры по смягчению последствий в стране повлияют на ход эпидемии COVID-19? Ланцет. (2020) 395: 931–4.DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30567-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Sun K, Chen J, Viboud C. Ранний эпидемиологический анализ вспышки коронавируса в 2019 г. на основе краудсорсинговых данных: обсервационное исследование на уровне населения. Lancet Digital Health. (2020) 2: E201–8. DOI: 10.1016 / S2589-7500 (20) 30026-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Сохраби К., Альсафи З., О’Нил Н., Хан М., Керван А., Аль-Джабир А. и др.Всемирная организация здравоохранения объявляет глобальную чрезвычайную ситуацию: обзор нового коронавируса 2019 года (COVID-19). Int J Surg. (2020) 76: 71–6. DOI: 10.1016 / j.ijsu.2020.02.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Монто А.С., Гравенштейн С., Эллиотт М., Колопи М., Швайнле Дж. Клинические признаки и симптомы, предсказывающие инфекцию гриппа. Archiv Internal Med. (2000) 160: 3243–7. DOI: 10.1001 / archinte.160.21.3243

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9.Рид С., Ким И.К., Синглтон Дж. А., Чавес С. С., Фланнери Б., Финелли Л. и др. Предполагаемая заболеваемость гриппом и госпитализация, предотвращенная вакцинацией — США, сезон гриппа 2013–2014 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности MMWR. (2014) 63: 1151–4.

PubMed Аннотация

10. Ньютон П.К., Мейсон Дж., Бетел К., Баженова Л.А., Ниева Дж., Кун П. Модель стохастической цепи Маркова для описания роста и метастазирования рака легких. PLoS ONE. (2012) 7: 34367. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0034637

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Ньютон П.К., Мейсон Дж., Бетел К., Баженова Л., Ниева Дж., Нортон Л. и др. Распределители и губки определяют метастазы при раке легких: математическая модель цепи Маркова Монте-Карло. Cancer Res. (2013) 73: 2760–9. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-12-4488

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Баженова Л., Ньютон П., Мейсон Дж., Бетел К., Ниева Дж., Кун П. Метастазы в надпочечниках при раке легкого: клинические последствия математической модели. J Thoracic Oncol. (2014) 9: 442–6. DOI: 10.1097 / JTO.0000000000000133

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Ньютон П.К., Мейсон Дж., Херт Б., Бетел К., Баженова Л., Ниева Дж. И др. Диаграммы энтропии, сложности и Маркова для моделей рака случайного блуждания. Научный доклад (2014) 4: 7558. DOI: 10.1038 / srep07558

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Ньютон П.К., Мейсон Дж., Венкатаппа Н., Джохельсон М.С., Хёрт Б., Ниева Дж. И др.Пространственно-временное прогрессирование метастатического рака груди: модель цепи Маркова, подчеркивающая роль ранних метастатических участков. Рак молочной железы NPJ. (2015) 1: 1–9. DOI: 10.1038 / npjbcancer.2015.18

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Эрикссон К., Йонссон М., Сьёстранд Дж. Цепи Маркова на градуированных посетах. Заказать. (2018) 35: 93–109. DOI: 10.1007 / s11083-016-9420-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

16.Гуань У.Дж., Ни З.Й., Ху Й., Лян У.Х., Ou CQ, Хе Дж. Х и др. Клиническая характеристика коронавирусной болезни 2019 г. в Китае. N Engl J Med . (2020) 382: 1708–20. DOI: 10.1056 / NEJMoa2002032

CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Чан М.С., Ли Н., Чан П.К., То К., Вонг Р.Й., Хо В-С и др. Вирус сезонного гриппа А в кале госпитализированных взрослых. Emerg Infectious Dis. (2011) 17: 2038. DOI: 10.3201 / eid1711.110205

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18.Ко Дж-Х, Пак Джи, Ли Джи, Ли Джи, Чо Си, Ха Йе и др. Факторы, прогнозирующие развитие пневмонии и прогрессирования дыхательной недостаточности у пациентов, инфицированных БВРС-КоВ. J Инфекция. (2016) 73: 468–75. DOI: 10.1016 / j.jinf.2016.08.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Бут С.М., Матукас Л.М., Томлинсон Г.А., Рахлис А.Р., Роуз Д.Б., Двош Х.А. и др. Клинические особенности и краткосрочные исходы 144 пациентов с SARS в районе Большого Торонто. JAMA. (2003) 289: 2801–9. DOI: 10.1001 / jama.289.21.JOC30885

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Ван Д., Ху Б., Ху Ц., Чжу Ф., Лю X, Чжан Дж. И др. Клинические характеристики 138 госпитализированных пациентов с пневмонией, инфицированной новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. JAMA. (2020) 323: 1061–9. DOI: 10.1001 / jama.2020.1585

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Ван ден Дул К., Хак Э., Валлинга Дж., Ван Лун А., Ламмерс Дж., Бонтен М.Симптомы вирусной инфекции гриппа у госпитализированных больных. Эпидемиол. Больницы инфекционного контроля. (2008) 29: 314–9. DOI: 10.1086 / 529211

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Команда RC. R: Язык и среда для статистических вычислений . R Фонд статистических вычислений. (2018). Доступно в Интернете по адресу: https://www.R-project.org/ (по состоянию на 13 февраля 2019 г.).

Google Scholar

24. Варга З., Фламмер А. Дж., Штайгер П., Хаберекер М., Андерматт Р., Зинкернагель А.С. и др.Инфекция эндотелиальных клеток и эндотелиит при COVID-19. Ланцет. (2020) 395: 1417–8. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30937-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Wu Y, Xu X, Chen Z, Duan J, Hashimoto K, Yang L, et al. Поражение нервной системы после заражения COVID-19 и другими коронавирусами. Иммунитет к поведению мозга. (2020) 87: 18–22. DOI: 10.1016 / j.bbi.2020.03.031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26.Диас-Гимараенс Б., Домингес-Сантас М., Суарес-Валле А., Пиндадо-Ортега С., Сельда-Энрикес Г., Беа-Ардебол С. и др. Петехиальная кожная сыпь, связанная с тяжелым острым респираторным синдромом, инфицированным коронавирусом 2. JAMA Dermatol. (2020) 156: 820–2. DOI: 10.1001 / jamadermatol.2020.1741

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Полномочия DMW. Оценка: от точности, отзыва и измерения до ROC, информированности, значимости и корреляции. J Mach Learn Technol .2: 37–63.

Google Scholar

29. Ng Y, Li Z, Chua YX, Chaw WL, Zhao Z, Er B, et al. Оценка эффективности мер эпиднадзора и сдерживания для первых 100 пациентов с COVID-19 в Сингапуре — 2 января — 29 февраля 2020 г. Centres Dis Control Prev . (2020) 69: 307–11. DOI: 10.15585 / mmwr.mm6911e1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Перикки Л., Перейра С. Адаптивные уровни значимости с использованием оптимальных правил принятия решений: балансировка путем взвешивания вероятностей ошибок. Brazil J. Вероятностный статистик. (2016) 30: 70–90. DOI: 10.1214 / 14-BJPS257

CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Хичкок П., Чемберлен А., Ван Ваггонер М., Инглсби ТВ, О’Тул Т. Проблемы глобального надзора и реагирования на вспышки инфекционных заболеваний международного значения. Биобезопасность Биотерроризм. (2007) 5: 206–27. DOI: 10.1089 / bsp.2007.0041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32.Тан X, Wu C, Li X, Song Y, Yao X, Wu X и ​​др. О происхождении и продолжающейся эволюции SARS-CoV-2. Natl Sci Rev. (2020) 7: nwaa036. DOI: 10.1093 / NSR / nwaa036

CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Зажигалка Дж., Филлипс М., Хохман С., Стерлинг С., Джонсон Д., Франсуа Ф. и др. Ожирение у пациентов моложе 60 лет является фактором риска госпитализации Covid-19. Clin Infect Dis. (2020) 71: ciaa415. DOI: 10.1093 / cid / ciaa415

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Послеоперационная ангина: из-за интубации или рефлюксной болезни? | Анестезиология

Пациенты нередко жалуются на «боль в горле» после операции, требующей интубации.Несмотря на различия в степени сложности интубации, похоже, нет корреляции между попытками или продолжительностью интубации и степенью (если таковая имеется) боли в горле. В большинстве случаев пациент подает жалобу сразу после операции.

Иногда, однако, пациент не дает комментариев в течение нескольких дней после операции. Несмотря на задержку появления симптомов, в этом фарингите все еще часто обвиняют интубационный процесс.Однако есть и другие причины воспаления, которые следует учитывать, главная из которых — гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ).

Мы сообщаем об одном таком случае у пациента с рефлюксной болезнью в анамнезе. У мужчины 58 лет была удалена опухоль почки. Интубация и операция прошли без осложнений. На четвертый послеоперационный день он пожаловался на сильную боль в горле, которая держалась много недель. Первоначально считалось, что это связано с интубацией.Была проконсультирована отоларинголога и проведено детальное обследование. Обследование не выявило травм, связанных с интубацией; однако он действительно показал воспаление глотки, соответствующее изменениям, наблюдаемым при ГЭРБ. Эндоскопия, проведенная гастроэнтерологами, также выявила обострение рефлюксной болезни. После того, как пациент получил соответствующее лечение, эти симптомы исчезли примерно через 6 недель.

ГЭРБ сегодня диагностируется все чаще, и пациенты могут принимать перед операцией пероральные антирефлюксные препараты, такие как Прилосек или нексиум.Эти препараты довольно часто отменяют в ближайшем послеоперационном периоде. Кроме того, кишечная непроходимость часто возникает в послеоперационном периоде из-за манипуляций с кишечником во время операции, введения интраоперационных и послеоперационных наркотиков, интерстициального отека (третий интервал) или комбинации этих факторов. Отсутствие передвижений еще больше способствует кишечной непроходимости. Пациенты также склонны проводить больше времени в лежачем положении. Повторные попытки прочистить горло из-за раздражения только увеличивают его.

ГЭРБ в настоящее время признана довольно распространенной среди населения в целом, и все больше и больше пациентов, поступающих на операцию, сообщают в анамнезе о той или иной степени ГЭРБ, независимо от того, лечились они или нет. Поскольку это сейчас признано, и учитывая множество послеоперационных факторов, способствующих ГЭРБ, анестезиолог должен учитывать это заболевание при посещении пациента с поздним фарингитом после операции.

Исследование коронавируса показало, что у детей с COVID-19 проявляются более мягкие симптомы

(Рейтер) — Исследование 10 китайских детей, инфицированных новым коронавирусом, обнаружило доказательства того, что COVID-19, вызываемое им респираторное заболевание, может выглядеть как менее серьезная инфекция, показывающая, насколько сложно обнаружить инфекцию только по симптомам.

ФОТОГРАФИЯ: Женщина и ребенок в защитных костюмах и масках гуляют по элитному торговому району в Пекине, поскольку страна поражена вспышкой нового коронавируса, Китай, 4 марта 2020 года.REUTERS / Thomas Peter

Исследование, проведенное китайскими исследователями и опубликованное в пятницу в журнале Nature Medicine, показало, что у одного из детей вообще не было никаких симптомов, а у остальных были легкие симптомы.

Исследователи также обнаружили, что сам вирус может продолжать появляться в образцах фекалий еще долгое время после того, как мазки из носа и горла больше не показывают признаков инфекции. По словам исследователей, ректальный мазок может быть более эффективным способом определить, как долго помещать детей в карантин.

Единственная причина, по которой 10 детей — шесть мальчиков и четыре девочки в возрасте от двух месяцев до 15 лет — прошли тестирование в больнице в городе Гуанчжоу, заключалась в том, что они были членами семьи пациентов с COVID-19 или имели тесный контакт с ними. По словам исследователей, у людей с диагнозом болезнь не потому, что им была оказана медицинская помощь.

У пятерых детей был кашель, у четырех была боль в горле, у трех была диарея, а у двух была заложенность носа и насморк — симптомы, которые, по словам исследователей, могут сделать COVID-19 похожим на другие болезни.

«Легкие и атипичные проявления инфекции у детей могут затруднить ее обнаружение», — говорится в исследовании, ведущим автором которого был доктор И Сюй из Медицинского центра женщин и детей Гуанчжоу в Гуанчжоу.

Всего с 22 января по 20 февраля было обследовано 745 детей, считающихся «сильно подозреваемыми» в заражении. Из этой группы было обнаружено, что инфицированы 1,3%.

Низкое соотношение соответствует модели, описанной исследователями в другом исследовании, опубликованном в четверг в The New England Journal of Medicine, в котором отдельная группа китайских врачей, работающих в городе Ухань, обнаружила, что только 1.6% респираторных инфекций среди госпитализированных детей были COVID-19. Вспышка возникла в декабре прошлого года в Ухани, и с тех пор вирус распространился по различным частям мира.

В этом последнем исследовании у семи из 10 детей была температура, хотя она никогда не превышала 39 градусов по Цельсию (102,2 F).

Ни у кого не было пневмонии, которая сделала болезнь смертельной для некоторых взрослых, хотя компьютерная томография показала, что у пяти из 10 детей были отдельные или множественные пятнистые пятна «матового стекла», обычно на внешних полях легких.

Головная боль, мышечные боли, тошнота, вялость, затрудненное дыхание, рвота и дезориентация, которые можно наблюдать у взрослых с COVID-19, отсутствовали в этой небольшой группе инфицированных детей, заявили исследователи.

Исследователи предупредили, что, хотя вирус постоянно обнаруживался в ректальных мазках у восьми из 10 детей даже после того, как он исчез из мазков из носа и горла, неясно, были ли вирусные частицы, присутствующие в кале, заразными.

Отчет Джин Эмери; редактирование Нэнси Лапид, Кэролайн Хьюмер и Уилла Данхэма

Питер Джаннуцци, автор в Unionville Pediatrics — Страница 6 из 9

Доктор.С. Рассел Сильвестр Пенсионное письмо

Отправленный Питером Яннуцци 28 марта 2018 г. в Блог | 0 комментариев

Дорогие семьи, друзья и коллеги, 29 июня 2018 г. я ухожу из педиатрической практики в Unionville Pediatrics. Трудно избавиться от «гальки», которая возникла 7 июля 1977 года. Практика педиатрии мне нравится больше, чем словами можно выразить. Удовольствие от участия в росте, развитии и здоровье ваших детей действительно было особенным.Это было необыкновенное путешествие, и мне повезло, что мне доверили поделиться им с вами. Я хочу выразить вам мою сердечную признательность за доверие, которое вы оказали мне, предоставив мне возможность помогать заботиться о ваших детях в течение последних сорока одного года. Будьте уверены, что вы остаетесь в самых надежных руках моих партнеров и единомышленников. Я буду скучать по тебе: …

Прочитайте больше

Несколько слов о гриппе в этом году

Автор: Питер Яннуцци, 20 января 2018 г. в Блог | 0 комментариев

В СМИ недавно появились сообщения о серьезности сезона гриппа в этом году.Как обычно, в их сообщениях присутствует некоторая степень преувеличения. На самом деле еще слишком рано говорить об этом, поскольку сезон иногда просто начинается раньше, чем обычно, и, следовательно, может закончиться и раньше, сглаживая общее количество случаев. Заявив, что, к сожалению, каждый год мы теряем детей и десятки тысяч взрослых из-за гриппа и его осложнений. В некоторые годы число смертей от гриппа больше, чем от автомобильных аварий. Хотя редко, но даже совершенно здоровые дети могут умереть, но смертность более высока у очень маленьких или других детей с хроническими заболеваниями.Мы настоятельно рекомендуем, как и CDC и наша академия, каждый человек старше 6 месяцев должен делать прививку от гриппа каждый год …

Прочитайте больше

Athena Health Электронные рекорды здесь

Автор: Питер Яннуцци, 17 января 2018 г. в Новости | 0 комментариев

БОЛЬШИЕ НОВОСТИ! Мы запустили систему цифровой записи. Пожалуйста, проявите терпение, поскольку нам снова понадобится ввести информацию в нашу новую систему. Это очень надежная платформа, которая полностью изменит способ документирования визитов в офис и подачи претензий, поэтому нам придется неминуемо учиться.Мы просим вашего терпения в процессе перехода. В системе есть портал для пациентов, который позволит вам взаимодействовать с нашим офисом в цифровом формате, а также оплачивать счета, выставленные после 29.12.2017, когда мы начали работать. Вверху страницы есть ссылка, по которой вы можете пройти процесс регистрации. Мы считаем, что это позволит модернизировать методы оказания помощи нашим пациентам и упростит общение с нашим офисом. Спасибо …

Прочитайте больше

Круп

Отправленный Питером Яннуцци 13 января 2015 г. в Блог | 0 комментариев

Вы мирно спите, когда неожиданно для вас шокирует лай собаки (а собаки у вас нет) или вам кажется, что вам снится посещение шоу тюленей в Sea World.Ни то, ни другое, но это ваш собственный ребенок с болезненным крупом. Круп — довольно распространенная проблема, возникающая круглый год, но сильнее всего она возникает осенью и зимой. Это вызвано различными респираторными микробами (почти всеми вирусами, а не бактериями), но все они атакуют больного через гортань и голосовые связки. Характерный лающий кашель вызван отеком дыхательных путей в этой области. Когда во время кашля воздух нагнетается в более узкие, чем обычно, дыхательные пути, он издает звук. В некоторых случаях опухоль может стать настолько сильной, что вызовет серьезный, даже опасный для жизни компромисс, но это действительно так…

Прочитайте больше

Грипп

Отправленный Питером Яннуцци 9 декабря 2014 г. в Блог | 0 комментариев

Теперь, когда мы узнали, что Эбола не получила широкого распространения в США (и почти наверняка никогда не распространится) и энтеровирус, похоже, идет на убыль, пришло время сосредоточиться на болезни, которая всегда распространяется здесь и повсюду, а именно на гриппе. То, что мы называем гриппом, представляет собой респираторную вирусную инфекцию, она начинается примерно в это время года и длится до весны, достигая пика в период с января по февраль.Знакомые симптомы: внезапное повышение температуры, боль в горле, кашель, мышечные боли и утомляемость. Он бьет быстро и сильно, заставляя чувствовать себя ужасно. Длится 5-7 дней, затем проходит, иногда с затяжным кашлем. Иногда рекомендуют Тамифлю, но некоторые исследования показывают, что он имеет ограниченную эффективность и не подходит для всех с этим заболеванием. Чтобы она принесла пользу, ее необходимо начать в течение 48 часов. Антибиотики …

Прочитайте больше

Постназальный капельный у детей — детские пульмонологи

Постназальный капельный (ПНД) у детей возникает, когда избыток слизи стекает по задней стенке глотки.Железы слизистой оболочки носа вырабатывают слизь, которая задерживает вирусы и бактерии и защищает организм. Эта слизь обычно вытекает из носа или по задней стенке глотки и часто остается незамеченной. Когда большое количество избыточной слизи стекает по задней стенке глотки, это называется постназальным выделением .

Причины постназального течения у детей


Постназальная капельница у детей может быть вызвана рядом факторов. К наиболее распространенным относятся:

  • Аллергия (аллергическая постназальная капля)
  • Инфекции среднего уха (средний отит)
  • Инфекция носовых пазух (синусит)
  • Простуда или грипп
  • Инородное тело (дети)

Средний отит у детей


Большинство случаев отита обычно возникают у маленьких детей, когда из-за простуды, инфекции горла или аллергии жидкость попадает в среднее ухо .Инфекции уха часто бывают болезненными из-за воспаления и повышения давления и жидкости. Узкий проход, называемый евстахиевой трубой , соединяет среднее ухо с задней частью горла и носом. Евстахиева труба управляет потоком воздуха и давлением внутри среднего уха. Евстахиева труба может быть заблокирована отеком носа и горла (часто из-за простуды или гриппа), отеком слизистой оболочки среднего уха или отеком слизистой оболочки самой евстахиевой трубы.Заблокированная евстахиева труба препятствует выравниванию давления воздуха в среднем ухе. Создается отрицательное давление, которое может втягивать жидкость в заполненное воздухом пространство среднего уха. Попадание жидкости в среднее ухо может привести к утолщению слизистой, появлению бактерий, воспалению, инфекции и постназальному выделению у детей.

Средний отит может быть острым или хроническим. Обычно острый средний отит (ОСО) проходит самостоятельно или после курса антибиотиков. Однако часто необходимы лекарства.Врач вашего ребенка, скорее всего, назначит антибиотики, которые чрезвычайно эффективны при борьбе с ушными инфекциями. Обычно эти препараты принимают в течение 7-10 дней вместе с ибупрофеном или ацетаминофеном от боли. Если инфекция уха не поддается лечению антибиотиками или повторяется еще один эпизод острого среднего отита, может быть рекомендовано хирургическое вмешательство. Врач вашего ребенка может порекомендовать удалить аденоиды, если они увеличены или инфицированы. Лечащий врач вашего ребенка или специалист по уху, носу и горлу может также предложить ушные трубки, которые представляют собой крошечные трубки, которые хирургическим путем вводят в ухо, чтобы обеспечить лучший воздушный поток и работу евстахиевой трубы.

Аллергическая постназальная капельница у детей


Аллергический постназальный синдром часто возникает у детей и вызван аллергией ( аллергический ринит) . Аллергический ринит возникает, когда иммунная система чрезмерно реагирует на определенные частицы с белковой структурой, которые часто встречаются в пыльце, плесени, растениях, шерсти животных, пылевых клещах, яде насекомых, продуктах питания и химикатах. Во время аллергической реакции антитела специфически прикрепляются к тучным клеткам кожи, легких и слизистых оболочек, вызывая высвобождение гистамина .Гистамин открывает кровеносные сосуды и вызывает опухание мембран. Когда это происходит, часто возникает чихание, заложенность носа и постназальное выделение.

Лечение аллергии у детей

Лечение аллергических постназальных капель направлено на устранение основной причины — аллергии. Антигистаминные препараты , блокирующие высвобождение гистаминов во время аллергических реакций, чрезвычайно эффективны. Назальные стероидные спреи используются для уменьшения отека и воспаления носовых ходов, способствуя правильному дренажу.Когда симптомы не улучшаются, прививок от аллергии (иммунотерапия) могут постепенно снизить реакцию иммунной системы на конкретный аллерген, что приведет к уменьшению или уменьшению серьезных симптомов.

Инфекции носовых пазух у детей


Инфекции носовых пазух (синусит) у детей возникают, когда тканевые оболочки полостей пазух опухают и воспаляются. Поскольку пазухи ребенка не полностью развиты до более позднего подросткового возраста, синусит может легко развиться. Насморк, кашель, боль в горле, лихорадка, желтые выделения и головная боль — все это общие симптомы синусита у детей.Поскольку мембраны опухшие, а густая слизь может блокировать носовые ходы во время инфекции пазухи, постназальная капля часто является осложнением синусита у детей.

При остром синусите большинство детей хорошо реагируют на антибиотики , и симптомы обычно улучшаются в первые несколько дней лечения. Если симптомы сохраняются не менее 12 недель, это считается хроническим синуситом. Рецидивирующие эпизоды острого синусита (от 4 до 6 в год) или хронического синусита могут потребовать более агрессивных методов лечения, таких как хирургия носовых пазух.

Инородное тело в носу (NFB) у детей


Инородные тела в носу чаще всего встречаются у детей от 6 месяцев до 5 лет. Предмет, вставленный в нос, может заблокировать нормальный поток воздуха и дренаж. Любое препятствие в носовой полости может быть источником дискомфорта и затруднять прием пищи, дыхание, речь и сон. Закупорка может вызвать отек, что приведет к дальнейшим осложнениям, таким как заложенность носа, дыхание через рот, апноэ во сне и постназальный подтек.В большинстве случаев удаление предмета облегчает симптомы у ребенка. В зависимости от расположения NFB, его могут удалить в кабинете врача или потребовать хирургического вмешательства.

Сертифицированные детские пульмонологи; Доктор Питер Шохет и доктор Хау Ли занимаются уходом за младенцами, детьми и подростками с острыми или хроническими респираторными заболеваниями, такими как рецидивирующая пневмония.

Для получения дополнительной информации о детских респираторных заболеваниях отправьте онлайн-заявку на прием или свяжитесь с офисом Dr.Питер Н. Шохет и доктор Хау Ли по телефону 972-981-3251.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *